Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Преп. Симеонъ Новый Богословъ († 1021 г.)
Слово 21. О памяти смерти. И каковую благую кончину имѣлъ трижды счастливый братъ его Антоній. И подъ конецъ слова надгробное обращеніе къ нему
[1].

Братья и отцы, молюсь помиловавшему меня Богу, дабы устроилось спасеніе всѣхъ, и души наши были бы хорошо направлены къ тамошней жизни, гдѣ ожидаютъ насъ предварившіе насъ братья и родители, куда перешелъ и трижды счастливый и блаженный братъ нашъ господинъ Антоній, хорошо и свято проведшій жизнь и покаявшійся подлинно, искупивъ трудами и то, что лишь немногіе изъ монаховъ считаютъ грѣхами. Будучи чистымъ и стяжавъ сердце чистое отъ страстныхъ мыслей, этотъ святой считалъ великими грѣхами маленькія и, какъ мнѣ кажется, совершенно не погрѣшительныя вещи и исповѣдывалъ ихъ. И покрываемый благодатью Божіей, дѣвственникомъ провелъ онъ свою жизнь, чистый и тѣломъ и сердцемъ. Ибо съ тѣхъ поръ, какъ вошелъ онъ во врата обители и сочетался со Христомъ, онъ не осквернилъ одежды своей плоти и своей души ни соединеніемъ мыслей, ни согласіемъ помысловъ, ни какимъ-либо дѣйствіемъ, какъ онъ о томъ самъ разсказывалъ мнѣ, сидящему около его постели и плачущему. «Что плачешь, — говорилъ онъ, — братъ? Вѣдь я не былъ отступникомъ отъ вѣры въ Бога, но сохранилъ, надѣюсь, ее, какъ и Его. И съ тѣхъ поръ, какъ я пришелъ въ эту святую обитель, говорю не хвалясь, но уповая на Бога и на молитву нашего святаго отца, плотскаго грѣха я не совершилъ. Въ ѣдѣ и питьѣ провелъ я въ безпечности дни мои. Возлагаю, однако, себя на человѣколюбіе все знающаго Бога и предаюсь тому, какъ Онъ поступитъ съ моимъ смиреніемъ».

Чѣмъ, слѣдовательно, послѣднія слова и изрѣченія великихъ отцовъ больше того, что сказалъ нашъ братъ? Ибо онъ съ дерзновеніемъ повѣдалъ намъ о своей чистотѣ и дѣвственности и вмѣстѣ съ тѣмъ сдѣлалъ достояніемъ своей души смиреніе, не способное пасть, сохраняя и въ этомъ слова или, лучше сказать, заповѣдь Владыки, которая говоритъ: Когда вы все содѣлаете, тогда говорите, что мы негодные рабы; чтó должны были сдѣлать, мы сдѣлали (Лук. 17, 10). Послѣ этого, встрѣтившись наединѣ съ нашимъ святымъ отцомъ, онъ съ плачемъ разсказалъ ему подобныя вещи, которыя изумили какъ самого святаго отца, такъ и насъ самихъ. Да не только насъ онѣ поразили, но и всѣхъ безъ исключенія услышавшихъ о нихъ послѣ его кончины. Ибо никто у насъ не надѣялся, что въ немъ скрывается такое сокровище чистоты и дѣвства. Послѣ этого онъ съ большой охотой облекся во святую и ангельскую великую схиму и въ седьмой день съ изліяніемъ многихъ слезъ, въ нерушимой вѣрѣ и совершенномъ познаніи этотъ новопросвѣщенный и новопризванный воинъ, послѣднимъ сравнительно съ нами вошедшій въ настоящую жизнь и первымъ покинувшій суету міра, отбылъ такимъ образомъ къ своему Владыкѣ въ несказанной радости, оставивъ намъ бѣднымъ непрестанный плачъ. Ибо когда я вспомню то, что вы и сами знаете, что я, суетный, дѣлалъ и говорилъ ему, стараясь объ его душевномъ спасеніи, я весь прихожу въ изступленіе и умомъ и помышленіемъ и воспламеняюсь въ моемъ сердцѣ, какъ все это осталось скрытымъ отъ меня, какимъ я былъ суетнымъ, наставляя мужа, отъ котораго я долженъ былъ скорѣе самъ наставляться? Потому что, расцѣнивая его добродѣтели какъ недостатки, я испытывалъ острое болѣзненное чувство и трепеталъ о душевномъ спасеніи моего возлюбленнаго брата. Такъ слѣдуетъ мнѣ говорить и не лгать, хвалящемуся во Христѣ! И вмѣстѣ съ тѣмъ я объятъ несказанной радостью, что я проводилъ такимъ образомъ изъ здѣшней жизни моего брата и удостоился увидѣть его отбывшимъ ко Христу въ такихъ дѣлахъ и дѣйствіяхъ. Ибо знаетъ Богъ, испытующій наши мысли и помышленія, что объ этомъ у меня съ самого начала было великое стараніе и забота и что я пролилъ много потоковъ слезъ именно ради него. И Человѣколюбецъ не презрѣлъ прошенія меня бѣднаго, но во взаимной любви и смиреніи, и вѣрѣ къ намъ братъ мой отлетѣлъ на небо, оставивъ одно тѣло въ моихъ жалкихъ рукахъ. Ибо когда я рыдалъ и говорилъ: «Не забудь насъ, братъ! Вотъ ты кончаешься и покидаешь насъ», — онъ тихо и спокойно такъ произнесъ: «Нѣтъ, на Бога надѣюсь». И высказавъ эти слова своими чистѣйшими губами послѣдними, онъ отошелъ къ Богу. И не одинъ разъ сказавъ это, но дважды. А именно послѣ того, какъ я сначала попросилъ его: «Не забудь насъ, нѣжно любимый братъ». Онъ дважды въ отвѣтъ обѣщалъ не забывать насъ. И вытянувъ ноги и сложивъ руки крестообразно, въ безмятежномъ состояніи души, онъ почилъ такъ сладчайшимъ сномъ въ глубокомъ мирѣ и уснулъ сномъ, подобающимъ праведникамъ, не показавъ пристрастія ни къ чему изъ настоящаго міра. Потому что онъ ни о родственникахъ не вспомнилъ, ни назвалъ по имени какого-нибудь друга въ этой жизни, ни сдѣлалъ распоряженія о какой-либо тлѣнной вещи, но возненавидѣвъ какъ навозъ и грязь и почувствовавъ отвращеніе ко всему здѣшнему, обнаженный такимъ образомъ отъ всякаго желанія видимыхъ вещей и отъ связи съ ними, онъ перешелъ въ умопостигаемыя царства, ставъ воистину достойнымъ ихъ жителемъ и наслѣдникомъ. И по справедливости. Ибо если Богъ заповѣдалъ намъ, обнаженнымъ, одѣвать братьевъ, насколько болѣе Онъ Самъ станетъ одеждою и покровомъ моему сладчайшему брату, обнажившему себя для Него отъ всего міра и отъ того, что въ мірѣ, и нагимъ отшедшему къ Нему?

Всѣ мы, однако, вновь разсмотрѣвъ жизнь нашего брата, будемъ подражать, прошу, его вѣрѣ, его подвигамъ, исповѣди, покаянію, чтобы и мы, приходя къ исходу изъ тѣла, отошли бы изъ тѣла безстрашно и безмятежно, какъ онъ, и отошедши къ Богу, вселились бы въ Немъ въ доброй надеждѣ и успокоились въ вѣчныхъ селеніяхъ, гдѣ жилище всѣхъ радующихся и гдѣ водворяется ликъ блаженныхъ и святыхъ отцовъ.

Но вспомни объ обѣщаніи, о любимѣйшій и Богомъ возлюбленный, триждевожделѣнный братъ, и не забудь твоихъ послѣднихъ и сладчайшихъ для меня словъ, молясь о насъ, твоихъ братьяхъ, и о всемъ родѣ твоемъ. Ты знаешь, въ каковыхъ злыхъ обстоятельствахъ мы находимся, самъ оказавшійся въ прекрасныхъ и многихъ благахъ. Потому что избавленный отъ тьмы знаетъ въ точности жалкое состояніе тѣхъ, которые удерживаются въ ней. Итакъ, молись, настоятельно просимъ, и теперь къ Богу о всемъ твоемъ во Христѣ братствѣ, какъ никогда не преслушавшій кого-либо просящаго тебя или лишившій необходимой тебѣ самому пищи нуждающихся. Моли о братьяхъ, привязанныхъ къ твоей любви и не могущихъ терпѣть разлуку, и не имѣющихъ силы удержать плачъ, дабы и насъ, встрѣтивъ, ты имѣлъ бы съ собою. И умилостиви преблагого Бога поселить насъ съ тобою и предуготовить намъ мѣсто упокоенія, устроенное дѣланіемъ здѣсь добра, дабы тобою и вмѣстѣ съ тобою, какъ и въ настоящей жизни, мы и тамъ совмѣстно жили бы и сорадовались, удостаиваемые проводить и видѣть безпечальную и блаженную жизнь. И какъ мы приготовили тебѣ, прибѣгшему изъ міра въ монашеское жительство, обитель и домъ, такъ теперь и ты, прежде насъ вошедшій въ неизреченный и божественный и невещественный образъ жизни, любезно встрѣть насъ, вѣрнѣе пріими къ себѣ и сопутствуй и совмѣстно потрудись, какъ братолюбивый братъ. И освободи насъ отъ пытающихся воспрепятствовать и помѣшать нашему прибытію къ тебѣ, поминая, что и мы помогли твоему приходу къ намъ и совмѣстно трудились съ тобою въ братствѣ этой жизни. Ибо мы болѣе нуждаемся теперь въ твоемъ сотрудничествѣ, чѣмъ тогда, когда ты предпринялъ выйти изъ сѣтей міра.

Потому что много у меня тяготъ, сладчайшій братъ, обременяющихъ смиренную мою душу и тѣло. Самая ужасная изъ нихъ — одиночество и великая забота о братьяхъ, находящихся съ нами. Ты знаешь, что въ этой заботѣ я неистовѣйшій ревнитель! Во всякомъ случаѣ теперь ты узналъ о моемъ расположеніи къ тебѣ и о томъ, что я никогда не обличалъ тебя по ненависти или отвращенію, но всячески стремился упрочить мои наставленія, сильно любя тебя и воспламеняемый неизмѣнной нѣжностью къ тебѣ. Ибо, я знаю, теперь ты, освободившійся отъ мрака и тяжести этого тѣла, видишь обнаженною мою душу и мысли ея. Ибо, ставъ боговиднымъ, ты и видишь болѣе боговидно все, къ намъ относящееся. Не окажись же обманщикомъ по отношенію къ твоимъ обѣщаніямъ и не забудь о братѣ, чрезмѣрно любившемъ тебя и, если это не смѣло сказать, самую душу положившемъ за тебя. Но дай руку помощи въ твоихъ благопріятныхъ молитвахъ, дабы мы удостоились достигнуть къ тебѣ и вселиться съ тобою въ Самомъ Господѣ и Богѣ и Спасителѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ, устраивая наше жилище въ Немъ, пребывая въ невыразимомъ свѣтѣ, въ нетлѣнной жизни, въ несказанной радости, въ неописуемой славѣ и свѣтлости, видимой и поклоняемой во вѣки во Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Переводъ съ греческаго іеромонаха Василія (Кривошеина).

Печатается по изданію: Огласительныя слова преподобнаго отца нашего Симеона Новаго Богослова, игумена и пресвитера монастыря Ксирокеркскаго. Часть 2. Слово 21: О памяти смерти. И каковую благую кончину имѣлъ трижды счастливый братъ его Антоній. И подъ конецъ слова надгробное обращеніе къ нему. // «Вѣстникъ Русскаго Западно-Европейскаго Патріаршаго Экзархата». Парижъ, 1953. — № 14. — С. 89-91.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0