Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Преп. Симеонъ Новый Богословъ († 1021 г.)

Преподобный Симеонъ Новый Богословъ родился въ 946 году въ городѣ Галатѣ (Пафлагонія) и получилъ въ Константинополѣ основательное свѣтское образованіе. Отецъ готовилъ его къ придворной карьерѣ, и нѣкоторое время юноша занималъ высокое положеніе при императорскомъ дворѣ. Но достигнувъ 25 лѣтъ, онъ почувствовалъ влеченіе къ иноческой жизни, бѣжалъ изъ дома и удалился въ Студійскій монастырь, гдѣ проходилъ послушаніе подъ руководствомъ знаменитаго въ то время старца Симеона Благоговѣйнаго. Основнымъ подвигомъ преподобнаго стала непрестанная Іисусова молитва въ ея краткомъ видѣ: «Господи, помилуй!» Для большей молитвенной сосредоточенности онъ постоянно искалъ уединенія, даже на литургіи стоялъ отдѣльно отъ братіи, часто оставался одинъ на ночь въ церкви; чтобы навыкнуть въ памятованіи о смерти, проводилъ ночи на кладбищѣ. Плодомъ его усердія были особыя состоянія восхищенія: въ эти часы Духъ Святой въ видѣ свѣтящагося облака нисходилъ на него и закрывалъ отъ его глазъ все окружающее. Со временемъ онъ достигъ постоянной высокой духовной просвѣтленности, что особенно обнаруживалось, когда онъ служилъ Литургію. Примѣрно въ 980 году преподобный Симеонъ былъ поставленъ игуменомъ монастыря святого Маманта и пробылъ въ этомъ санѣ 25 лѣтъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Симеонъ Новый Богословъ († 1021 г.)
Слова, въ переводѣ съ новогреческаго, на который были они переведены высокопреподобнымъ Діонисіемъ Зогрѣемъ, подвизавшимся на пустынномъ островѣ Пипери, лежащемъ противъ Аѳонской горы, и напечатаны въ Венеціи въ 1790 г.

Слово третье.
О томъ, что намъ надлежитъ испытать самихъ себя, имѣемъ-ли мы блаженства Христовы, потому что они (добродѣтели, ими указываемыя) суть знакъ печати (Христовой).

Братіе мои возлюбленные! Если кто изъ насъ не запечатлѣнъ и не имѣетъ на себѣ печати Господа нашего Іисуса Христа, да течетъ наискорѣйше, чтобъ запечатлѣться; если не имѣемъ знаменія благодати Святаго Духа, да подвизаемся всякимъ образомъ, чтобъ воспріять его. Ибо смерть не властвуетъ надъ душами, которыя запечатлѣны всепречистою кровію Христовою и благодатію Всесвятаго Духа, и волкъ мысленный, діаволъ, не стерпѣваетъ воззрѣть (отворачивается) на печать пастыреначальника Христа, которою печатлѣетъ Онъ овецъ Своихъ. Да, братіе мои христіане, не стерпѣваетъ. Сего ради потщимся всеусердно дѣлать всѣ дѣла, какія угодны Христу, да сподобимся запечатлѣнія отъ Него, чтобъ безъ боязни прейти прочее время жизни нашей; и не это только, но да воспріимемъ милость отъ Него и достойными содѣлаемся извѣдать таинства Христа, извѣдать, говорю, не словомъ только, или слухомъ и преданіемъ, но дѣломъ и дѣйственностію.

Какъ же дѣломъ извѣдываетъ кто таинства Божіи? — Внемли, да разумѣешь. Іисусъ Христосъ говоритъ во святомъ Евангеліи: блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царство небесное (Матѳ. 5, 3). Слыша это, должны мы подумать въ умѣ своемъ и хорошо изслѣдовать самихъ себя, таковы ли мы, т.-е. нищи ли мы духомъ, чтобъ царство небесное было собственно нашимъ, и столько собственно нашимъ, чтобъ мы въ чувствѣ души были удостовѣрены, что стяжали уже царствіе небесное и имѣемъ богатства его вѣрно, такъ что чувствуемъ безъ всякаго сомнѣнія, что находимся внутри его, и веселимся наслаждаясь благами, кои находятся тамъ внутри. Ибо Господь говоритъ намъ, что царствіе небесное внутрь насъ есть. Знаменіе же и доказательство, показывающее, что царствіе небесное истинно есть внутрь насъ, есть слѣдующее: если мы не похотствуемъ никакихъ привременныхъ благъ міра сего, ни богатства, ни славы, ни удовольствій и никакого мірскаго или плотскаго услажденія, но удаляемся отъ всего этого и отвращаемся всею душею и всѣмъ сердцемъ, столько, сколько возвеличенные царскою честію и властію удаляются отъ вращающихся въ блудилищахъ, и сколько привыкшіе носить чистыя одѣянія и намащаться мѵрами и благоуханіями отвращаются отъ нечистыхъ мѣстъ и зловонія. А кто не отвращается отъ всего этого, но имѣетъ пристрастіе къ чему-либо изъ того, о чемъ мы сказали, тотъ ни видѣлъ царствія небеснаго, ни обонялъ, ни вкушалъ сладости и благоуханія его.

И опять говоритъ Христосъ: блажени плачущіи, яко тіи утѣшатся. Посмотримъ же опять и изслѣдуемъ, имѣемъ ли мы плачъ, и что это за утѣшеніе, которое, какъ говоритъ Господь, послѣдуетъ за плачемъ? Прежде сказалъ Онъ, что блаженны нищіе духомъ, потому что ихъ есть царствіе небесное. Нищіе же духомъ не имѣютъ, какъ мы сказали, никакого пристрастія къ благамъ міра сего, и не помышляютъ о нихъ съ услажденіемъ, но ненавидятъ ихъ и отвращаются отъ нихъ. Итакъ кто презрѣлъ весь міръ, кто отдаляется отъ него самымъ помысломъ паче, нежели тѣломъ, и не имѣетъ похотѣнія ни къ какому изъ видимыхъ благъ, тотъ чѣмъ мірскимъ можетъ быть опечаленъ или обрадованъ? И тому, кто имѣетъ царствіе небесное и веселится внутри его каждодневно, какъ возможно плакать? Ктому же Господь сказалъ, что тѣ, которые плачутъ, пріемлютъ утѣшеніе. Но внемлите, прошу васъ, да уразумѣете силу слова сего.

Вѣрный человѣкъ, добрѣ всегда внимающій заповѣдямъ Божіимъ, когда творя все, что требуютъ заповѣди Божіи, помыслитъ о высотѣ ихъ, т.-е. о томъ непорочномъ житіи и чистотѣ (какія онѣ изображаютъ), тогда, изслѣдуя мѣру свою, найдетъ себя крайне немощнымъ и безсильнымъ достигнуть оной высоты заповѣдей, найдетъ, что онъ крайне нищъ и недостоинъ принять Бога, или возблагодарить Его и прославить (упокоить въ себѣ), такъ какъ не стяжалъ еще въ собственность себѣ никакого блага (не чѣмъ упокоить). Но таковый, помышляя о всемъ, сказанномъ мною, съ чувствомъ душевнымъ, безъ всякаго сомнѣнія восплачетъ плачемъ онымъ, который есть воистину наиблаженнѣйшій плачъ, пріемлющій и утѣшеніе и дѣлающій душу кроткою. Утѣшеніе и радость, которыя раждаетъ плачъ, суть залогъ царствія небеснаго. Вѣра есть уповаемыхъ извѣщеніе, какъ говоритъ божественный Павелъ, а утѣшеніе бывающее въ тѣхъ душахъ, кои плачутъ отъ облистанія и освѣщенія Святаго Духа, есть присутствіе Бога, дарующаго имъ ради плача смиренномудріе, которое называется и сѣменемъ и талантомъ: потому что растетъ и множится въ тридцать, шестьдесятъ и сто въ душахъ подвизающихся и приноситъ Богу святый плодъ дарованій Святаго Духа.

Гдѣ истинное смиреніе, тамъ и глубина смиренномудрія; гдѣ смиренномудріе, тамъ и возсіяніе Святаго Духа; гдѣ возсіяніе Святаго Духа, тамъ обильное изліяніе свѣта Божія, и Богъ съ премудростію и вѣдѣніемъ таинъ Его; гдѣ это, тамъ царствіе небесное, и сознаніе царствія, и сокровенныя сокровища боговѣдѣнія, въ которыхъ и явленіе духовной нищеты; гдѣ чувство духовной нищеты, тамъ радостотворный плачъ и непрестанныя слезы, которыя очищаютъ душу отъ всякихъ любленій и пристрастій и дѣлаютъ ее всю свѣтовою.

Когда же просвѣтится такимъ образомъ душа и увѣдаетъ добрѣ Владыку своего и Бога, тогда начнетъ она со всѣмъ усердіемъ плодоприносить въ себѣ и прочія добродѣтели Ему и Христу Господу. И подобаетъ такъ. Ибо будучи всегда напаяема и питаема слезами, всецѣло погашаетъ она въ себѣ гнѣвъ, и содѣлывается вся кроткою и неподвижною на серчаніе, и тогда алчетъ и жаждетъ, то есть, сильно желаетъ и ищетъ узнать оправданія Божіи и пріобщиться ихъ, а вмѣстѣ съ симъ становится милостивою и сострадательною. Отъ всего же этого опять дѣлается чистымъ сердце ея, и приходитъ созерцаніе Бога, и чисто зритъ славу Его, по обѣтованію Его: яко тіи Бога узрятъ. А тѣ, у коихъ души таковы, суть воистину миротворцы и нарицаются сынами Божіими, кои чисто вѣдаютъ Отца своего и Владыку и любятъ Его отъ всего сердца своего, терпя ради Его всякую тяготу и скорбь, когда бываютъ поносимы, укоряемы и тѣснимы за праведныя заповѣди Его, кои повелѣлъ Онъ намъ соблюдать, когда бываютъ всячески оскорбляемы и гонимы, и переносятъ всякъ золъ глаголъ, какой лжуще изрыгаютъ противъ нихъ, ради имени Его святаго, радуясь, что сподобились пріять безчестіе отъ людей за любовь къ Нему.

Узнали-ль теперь, братія мои, истинное отпечатлѣніе печати Христовой? Уразумѣли-ль, вѣрные, въ какихъ признакахъ обнаруживается вѣрность христіанина? Поистинѣ одна только есть печать Христова — осіяніе Духа Святаго, хотя много есть видовъ воздѣйствій Его и много знаменій силы Его. Первѣйшее всего другаго и необходимѣйшее есть смиреніе, такъ какъ оно есть начало и основаніе. Ибо говоритъ Богъ: на кого воззрю, токмо на кроткаго и смиреннаго и трепещущаго словесъ Моихъ (Ис. 66, 2). Второе есть плачъ, источающій непрестанныя слезы, о которыхъ желалъ бы я многое сказать, но не нахожу достаточно словъ, какими могъ бы достодолжно бесѣдовать о нихъ. Чудо неизъяснимое! Текутъ слезы вещественныя изъ очей вещественныхъ, и омываютъ душу невещественную отъ сквернъ грѣховныхъ; падаютъ на землю, но низвергаютъ демоновъ и освобождаютъ душу отъ невидимыхъ узъ грѣха. О, слезы! вы, источаясь отъ дѣйствія божественнаго просвѣщенія, отверзаете самое небо и низводите божественное утѣшеніе. Отъ сего утѣшенія и отъ сладости духовной, какія испытываю, опять говорю и многократно буду повторять то же, что гдѣ слезы съ истиннымъ вѣдѣніемъ, тамъ и осіяніе божественнаго свѣта, а гдѣ осіяніе сего свѣта, тамъ и дарованіе всѣхъ благъ, тамъ внутри сердца отпечатлѣна и печать Святаго Духа, отъ Котораго произраждаются и всѣ плоды жизни. Отъ слезъ плодоприносится Христу кротость, миръ, милостивость, сердоболіе, доброта, благостыня, вѣра, воздержаніе. Отъ слезъ происходитъ то, что иной любитъ враговъ своихъ и умоляетъ о нихъ Бога, радуется въ искушеніяхъ и хвалится скорбями, смотритъ на грѣхи другихъ, какъ на свои собственные, и плачетъ о нихъ, и съ готовностію предаетъ жизнь свою на смерть за братій своихъ.

Послушайте же, умоляю васъ, братія мои христіане, и пробудитесь отъ усыпленія! Войдите въ самихъ себя и посмотрите, возсіялъ ли свѣтъ божественной благодати внутри сердецъ вашихъ, — посмотрите, увидѣли-ль вы великій свѣтъ вѣдѣнія, посѣтилъ ли васъ востокъ съ высоты и свѣтитъ ли онъ вамъ во тьмѣ и сѣни смертной сѣдящимъ? Богъ ни въ чемъ не имѣетъ недостатка, будучи преисполненъ всѣхъ благъ и совершенствъ. Ничего Ему отъ насъ не нужно, кромѣ одного нашего спасенія. Спасеніе же наше иначе не можетъ состояться, если не измѣнится умъ нашъ и не содѣлается инымъ дѣйствіемъ силы Божіей, такъ чтобы сталъ онъ умомъ обоженнымъ, т.-е. безстрастнымъ и святымъ. Обоженнымъ бываетъ тотъ умъ, который внутри себя имѣетъ Бога. Впрочемъ, чтобы сталъ таковымъ умъ самъ отъ себя, это невозможно. Только тотъ умъ, который соединяется съ Богомъ посредствомъ вѣры и познаетъ Его чрезъ дѣланіе заповѣдей, только такой наивѣрнѣйше сподобляется видѣть Его и созерцательно; ибо чрезъ посредство вѣры, какую имѣетъ онъ во Христа, вселяется Христосъ внутрь его и дѣлаетъ его обоженнымъ. Сохраняется же умъ обоженнымъ чрезъ то, если всегда поучается въ томъ, что есть Христово, и непрестанно внимаетъ закону Его; ибо поколику внимаетъ кто закону Христову, потолику соблюдаетъ и заповѣди Его (и чрезъ это содержитъ себя обоженнымъ); какъ опять кто имѣетъ умъ обоженнымъ, тотъ потому самому всегда поучается въ томъ, что Христово, непрестанно внимаетъ закону Его и творитъ заповѣди Его.

Восподвизаемся же, возлюбленные, о томъ, чтобы питать и возжигать въ себѣ обильнѣйшій огнь божественный, т.-е. любовь Божію, посредствомъ дѣланія заповѣдей Христовыхъ; ибо посредствомъ ихъ возгарается въ насъ божественный огнь, и посредствомъ же ихъ обыкновенно увеличивается онъ. Какъ чувственный огонь возгарается въ веществѣ, какъ-то въ дровахъ и въ другомъ чемъ такомъ горючемъ, такъ что когда малая искра огня падаетъ на такое вещество, то возжигаетъ большое пламя, которое дѣлается потомъ тѣмъ большимъ еще, чѣмъ больше находитъ горючаго вещества: такимъ же образомъ дѣйствуетъ и умный огнь въ отношеніи къ умному (или въ умной области). Чтó горючее вещество для чувственнаго огня, тó разумная душа, имѣющая въ себѣ, какъ бы вещество горючее, — заповѣди Христовы, — для огня Божества. Божество, т.-е. божественная благодать сама по себѣ, одна, не бываетъ явною, если не низойдетъ въ разумную душу. Какъ чувственный огнь не является въ чувственномъ, если не найдетъ горючаго вещества; такъ и умный огнь не является въ умномъ, если не найдетъ вещества заповѣдей Божіихъ. Господь и говоритъ: любяй Мя заповѣди Моя соблюдетъ, и Азъ возлюблю его и явлюся ему Самъ (Іоан. 15, 21). Вещественный огнь, прежде чѣмъ проявится въ вещественномъ, бываетъ сокрытъ; подобно сему и божественный огнь, прежде чѣмъ проявится въ умныхъ душахъ, бываетъ сокровенъ. И опять, начало чувственнаго огня непонятно, потому что онъ сокрытъ внутри чувственнаго; равнымъ образомъ и начало умнаго огня недомыслимо, потому что онъ сокровенъ въ умномъ. Впрочемъ чувственный огнь — одного естества съ чувственнымъ, а огнь умный не одного естества съ умными (душами); ибо Творецъ не одного естества съ тварію. Слѣдовательно умный огнь гораздо болѣе сокровененъ въ умномъ, чѣмъ чувственный въ чувственномъ.

Поразсмотримъ же, братіе, и поизслѣдуемъ самихъ себя до точности, есть ли въ насъ печать Христова, и по указаннымъ выше признакамъ постараемся опредѣленно узнать, есть ли въ насъ Христосъ. Если мы не восприняли еще Христа, не имѣемъ еще печати Его и не видимъ, чтобы были въ насъ тѣ признаки, о которыхъ мы сказали, но паче видимъ все противное тому, т.-е. что и міръ прелестный живетъ въ насъ, и мы, къ несчастію, живемъ въ немъ, что высоко ставимъ временныя блага міра, а въ скорбяхъ, находящихъ на насъ, изнемогаемъ, при безчестіяхъ печалимся, а при честяхъ, богатствѣ и наслажденіяхъ мірскихъ и плотскихъ радуемся и веселимся; горе намъ по причинѣ зловредности, коею страдаемъ, горе намъ по причинѣ невѣдѣнія и омраченія, покрывающаго насъ, горе намъ по причинѣ окаянства и нечувствія, кои возгосподствовали надъ нами! Всецѣло ниспали мы долу, къ земному, мірскому и чувственному. Поистинѣ бѣдны мы и пренесчастны, далеки будучи отъ жизни вѣчной и царства небеснаго, потому что не стяжали еще въ самихъ себѣ Христа, но имѣемъ еще въ себѣ міръ живымъ, поколику живемъ въ немъ и мудрствуемъ земная. А кто таковъ, тотъ явно врагъ есть Богу, потому что пристрастіе къ міру есть вражда на Бога, какъ говоритъ божественный Апостолъ: не любите міра ни яже въ мірѣ (1 Іоан. 2, 15); ибо любы міра сего вражда Богу есть (Іак. 4, 4). Нельзя Богу работать, и по человѣку жить.

Истинно говорю вамъ, братія мои, что ничего нѣтъ лучше въ мірѣ, какъ не имѣть ничего отъ благъ міра сего и ничего не желать лишняго, кромѣ необходимо потребнаго для тѣла. Необходимо же потребны для тѣла хлѣбъ, вода, одежда и кровъ, какъ говоритъ божественный Апостолъ: имуще пищу и одѣяніе, сими довольни будемъ (1 Тим. 6, 8). Если же понуждаемся въ чемъ-либо больше этого, Тотъ, Кто даровалъ намъ несравненно большее, и исполняетъ всякое животно благоволенія (Псал. 144, 16), всеконечно подастъ и это намъ, вѣрующимъ и уповающимъ на Него. Только оставимъ все грѣховное и нечистое предъ Богомъ, какъ-то: тщеславіе, зависть, ненависть, вражду, лукавство, ропотъ, ложь, неправду, лихоимство, брань, поношенія, оклеветанія, пересуды, гордыню, человѣконенавидѣніе, злокозненность, и все другое, чему научилъ діаволъ человѣческій родъ. Ибо изъ-за всего этого и повелѣлъ намъ Богъ не любить міра, ни яже въ мірѣ. Не съ тѣмъ повелѣлъ Онъ это, чтобъ мы безъ разбора ненавидѣли творенія Божіи, но для того, чтобъ чрезъ это отсѣкали мы поводы ко грѣхамъ. Сего-то ради и возненавидимъ наконецъ міръ и все то, что ненавидитъ Богъ; потому что все это пагубно для души.

Блага міра сего суть препоны, кои не допускаютъ насъ возлюбить Бога и благоугодить Ему. Кто, любя славу и честь отъ людей, возможетъ имѣть себя меньшимъ всѣхъ и уничиженнѣйшимъ, быть нищъ духомъ и сокрушенъ сердцемъ, воздыхать и плакать о грѣхахъ своихъ? Кто можетъ, любя богатство, всякія вещи и стяжанія, быть милостивымъ и сострадательнымъ, а не жестокосердымъ и звѣрскимъ паче всякаго звѣря? Кто можетъ, будучи тщеславенъ и гордъ, быть свободенъ отъ зависти и соперничества? И тому, кто преданъ плотскимъ страстямъ и валяется въ нечистыхъ удовольствіяхъ, возможно ли быть чисту сердцемъ, или узрѣть Бога, создавшаго его? Куда ему узрѣть Его?! Можно ли также быть миротворцемъ тому, кто отчуждилъ себя отъ Бога и не слушаетъ блаженнаго Павла, который говоритъ: по Христѣ убо молимъ, яко Богу молящу нами по Христѣ, примиритеся съ Богомъ (2 Кор. 5, 20). То-есть, вмѣсто Христа, Который былъ посломъ, посредникомъ Бога Отца къ людямъ, чтобъ они примирились съ Богомъ, мы Апостолы, принявшіе посольство и вмѣсто Христа ставшіе посредниками Бога Отца къ вамъ, вмѣсто Христа и Отца Его умоляемъ васъ: примиритеся съ Богомъ. Ибо всякій преступающій заповѣди Божіи есть противникъ Богу, воюющій противъ Него. А такой какъ можетъ быть миротворцемъ другихъ? Хотя бы и случилось ему примирить иныхъ между собою, не можетъ онъ устроить этого примиренія такъ, чтобъ оно благоугодно было Богу. Когда онъ врагъ самъ себѣ и Богу, можно усомниться, чтобъ тѣ, которые примиряются при посредствѣ его, также какъ и онъ не были врагами Богу. Кто врагъ кому-либо, тотъ не сумѣетъ другимъ посовѣтовать что либо угодное врагу своему, не сумѣетъ онъ научить ихъ творить волю врага своего, когда самъ состоитъ противникомъ воли сей. Итакъ, братія мои возлюбленные, возненавидимъ міръ и яже въ мірѣ. Ибо какое общеніе намъ, христіанамъ, съ міромъ и съ тѣмъ, что въ мірѣ? Возлюбимъ же отъ всей души то, что любить повелѣваетъ намъ Богъ. Возлюбимъ нищету духовную, т.-е. смиреніе, возлюбимъ непрестанный деннонощный плачъ, отъ котораго ежечасно произраждается радость душевная и утѣшеніе изливается на тѣхъ, кои любятъ Бога. Отъ плача водворяется и кротость въ тѣхъ, кои подвизаются во истинѣ. Которые плачутъ, тѣ также алчутъ и жаждутъ правды и всеусердно ищутъ царствія Божія, превосходящаго всякій умъ человѣческій. И не это только, но и то, что иной дѣлается милостивымъ и чистымъ въ сердцѣ, полнымъ мира и миротворцемъ, также мужественнымъ въ искушеніяхъ, бываетъ отъ непрестаннаго плача. Плачъ производитъ въ насъ ненависть и ко всякому злу. Имъ возжигается въ душѣ и божественная ревность, которая ни на минуту не даетъ человѣку покоя, но не допуская его склоняться на зло со злыми, устремляетъ на все доброе, исполняя вмѣстѣ съ тѣмъ душу мужествомъ и силою къ претерпѣнію всѣхъ искушеній и скорбей.

Потечемъ же, братіе, потечемъ со всѣмъ усердіемъ, пока достигнемъ нетлѣннаго и всегда пребываюшаго блага, презрѣвъ блага міра сего, кои тлѣнны, преходятъ, какъ сонъ, и не имѣютъ въ себѣ ничего постояннаго и твердаго. Солнце и звѣзды, небо и земля, и все прейдетъ для тебя, и останешься ты, человѣкъ, одинъ съ дѣлами своими. Что изъ того, что видимъ мы въ мірѣ семъ, можетъ принесть намъ пользу въ часъ нужды смертной, тогда, какъ отходимъ мы отселѣ и переходимъ въ иную жизнь, оставляя міръ и все мірское здѣсь, что и само въ скоромъ времени прейдетъ и ктому не будетъ? Пусть оно не тотчасъ еще прейдетъ, но что пользы отъ того для насъ, когда, преселяясь инуды, оставляемъ все то здѣсь? Тѣло наше остается мертвымъ въ землѣ, и душа, изшедши изъ тѣла, не можетъ уже безъ него смотрѣть на здѣшнее, ни сама быть видима отъ кого. Тамъ умъ ея обращается только на то, чтó невидимо, никакого болѣе попеченія не имѣя о томъ, чтó въ мірѣ семъ. Она вся бываетъ тогда въ другой жизни, или для царства небеснаго и славы его, или для муки и огня геенскаго. Одно что-либо изъ этихъ двухъ пріемлетъ она отъ Бога въ вѣчное наслѣдіе, соотвѣтственно дѣламъ, какія надѣлала въ мірѣ семъ.

Бѣжимъ же отъ прелестей міра сего и его обманчивыхъ радостей и утѣшеній, и къ единому устремимся Христу, Спасителю душъ нашихъ. Его возревнуемъ постигнуть, и когда постигнемъ, припадемъ къ стопамъ Его и облобызаемъ ихъ со всею теплотою сердечною. Ей, умоляю васъ, восподвизаемся теперь, пока еще мы въ настоящей жизни, познать Его и узрѣть Его. Ибо если здѣсь сподобимся мы познать Его чувствомъ души своей; то не умремъ, смерть не возобладаетъ нами. Не будемъ дожидаться узрѣть Его въ будущей жизни, но здѣсь въ этомъ мірѣ поподвизаемся узрѣть Его. Св. Іоаннъ Богословъ говоритъ: О семъ разумѣемъ, яко пребываетъ въ насъ, отъ Духа, Егоже далъ есть намъ (1 Іоан. 3, 24). Итакъ, которые изъ васъ дѣломъ показали твердую и несомнѣнную въ Него вѣру, обдумайте хорошенько, что я сказалъ, и разобравши то со тщаніемъ, посмотрите, есть ли въ васъ Христосъ, чтобъ не обмануть самихъ себя, думая, что имѣете въ себѣ Христа, тогда какъ ничего не имѣете, и не отойти изъ сей жизни пустыми, не имѣя Христа, и не услышать оный страшный гласъ Господа: возьмите, что мнится имѣти сей лукавый, и отдайте имѣющему большее. Тогда восплачете и возрыдаете, и скорбѣть станете безполезно безконечные вѣки. Но да не будетъ сего съ нами, паче же да содѣлаемся достойными узрѣть Господа въ сей жизни, и когда умирать будемъ, имѣть Его въ себѣ, чтобы съ Нимъ пребывать въ другой жизни и радоваться съ Нимъ въ царствіи Его. Аминь.

Источникъ: Слова преподобнаго Симеона новаго Богослова. Въ переводѣ на русскій языкъ съ новогреческаго Епископа Ѳеофана. Выпускъ первый. — Изданіе второе, Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. — М.: Типо-литографія И. Ефимова, 1892. — С. 32-43.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0