Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Преп. Симеонъ Новый Богословъ († 1021 г.)

Преподобный Симеонъ Новый Богословъ родился въ 946 году въ городѣ Галатѣ (Пафлагонія) и получилъ въ Константинополѣ основательное свѣтское образованіе. Отецъ готовилъ его къ придворной карьерѣ, и нѣкоторое время юноша занималъ высокое положеніе при императорскомъ дворѣ. Но достигнувъ 25 лѣтъ, онъ почувствовалъ влеченіе къ иноческой жизни, бѣжалъ изъ дома и удалился въ Студійскій монастырь, гдѣ проходилъ послушаніе подъ руководствомъ знаменитаго въ то время старца Симеона Благоговѣйнаго. Основнымъ подвигомъ преподобнаго стала непрестанная Іисусова молитва въ ея краткомъ видѣ: «Господи, помилуй!» Для большей молитвенной сосредоточенности онъ постоянно искалъ уединенія, даже на литургіи стоялъ отдѣльно отъ братіи, часто оставался одинъ на ночь въ церкви; чтобы навыкнуть въ памятованіи о смерти, проводилъ ночи на кладбищѣ. Плодомъ его усердія были особыя состоянія восхищенія: въ эти часы Духъ Святой въ видѣ свѣтящагося облака нисходилъ на него и закрывалъ отъ его глазъ все окружающее. Со временемъ онъ достигъ постоянной высокой духовной просвѣтленности, что особенно обнаруживалось, когда онъ служилъ Литургію. Примѣрно въ 980 году преподобный Симеонъ былъ поставленъ игуменомъ монастыря святого Маманта и пробылъ въ этомъ санѣ 25 лѣтъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Симеонъ Новый Богословъ († 1021 г.)
Двѣнадцать словъ.

Слово второе.
О дѣланіи духовномъ и о томъ, какое было дѣланіе древнихъ святыхъ, и какъ можемъ достигнуть того, чтобы быть, подобно имъ, причастниками Пресвятаго Духа. О совершенномъ безстрастіи и святости. О томъ, въ чемъ состоитъ совершенное удаленіе отъ міра, и о томъ, что любящій славу человѣческую никакой не получаетъ пользы отъ прочихъ добродѣтелей, хотя бы всѣ стяжалъ.

Братія и отцы! Такъ какъ нѣкоторые, имѣя о себѣ высокое мнѣніе (чего бы не должно быть), считаютъ себя по дѣламъ и по разуму и совершенству, равными древнимъ святымъ и богоноснымъ отцамъ нашимъ и Самому Духу, Которымъ тѣ жили и подвизались, и довольствуются одними словами, безъ дѣлъ, бывъ прельщены духомъ самомнѣнія: то я почелъ нужнымъ, вкратцѣ побесѣдовать съ ними, какъ бы съ однимъ, въ простотѣ и безыскусственности слова, ради Бога сказавшаго: И ты, обращся, утверди братію твою (Лук. 22, 32), и ради общей любви, которую заповѣдано намъ имѣть къ ближнему нашему. Итакъ, начнемъ теперь бесѣдовать въ простотѣ рѣчи и убѣждать любовь вашу.

Хочешь ли, братъ, услышать, что отцы наши дѣлали, сидя въ своихъ келліяхъ? Прочти житія ихъ и сперва пойми пока тѣлесное дѣланіе ихъ, а потомъ я тебѣ возвѣщу духовное дѣланіе, которое они проходили. Ибо писавшіе житія святыхъ повѣдали намъ тѣлесныя ихъ дѣланія: нестяжаніе, постъ, воздержаніе, терпѣніе, и (чтобы все пересчитывая, слишкомъ не продлить слова), по порядку все прочее; а духовное дѣланіе ихъ, они открыли черезъ дѣланіе ихъ тѣлесное, въ малой мѣрѣ, и какъ бы въ зеркалѣ, чтобы тѣ, которые дѣлами своими показываютъ подвиги и вѣру святыхъ, чрезъ эти дѣла достигли разума и причастія духовныхъ ихъ дарованій. Смѣхотворцы же даже и слышать о семъ не удостоиваются. Однако, такъ какъ мы дошли до такой глубины безумія, что и безъ дѣлъ, которыя они совершали, думаемъ облечься въ равную имъ благодать: то займемся изслѣдованіемъ сего и, удовлетворившись засвидѣтельствованными дѣлами, если и не возможемъ ихъ достигнуть, постараемся, по крайней мѣрѣ, пойти вслѣдъ за оными святыми.

Начавъ рѣчь свыше и мало-по-малу нисходя, дойдемъ и до насъ самихъ. Что дѣлалъ Великій Антоній, сидя въ гробѣ, если вовсе не зналъ еще духовнаго дѣланія? Не затворился ли онъ во гробѣ, какъ мертвецъ, не совнося съ собою ничего мірскаго и не имѣя о себѣ никакого попеченія? Не былъ ли онъ совершенно мертвъ для міра и, лежа во гробѣ, искалъ Бога, могущаго оживить и возставить? Не довольствовался ли онъ только хлѣбомъ и водою? Не потерпѣлъ ли онъ много зла отъ бѣсовъ, и лежалъ полумертвымъ отъ нестерпимаго біенія? И когда его, какъ мертваго, отнесли въ церковь, не устремился ли онъ, пришедши въ себя, опять самовольно къ противоборцамъ? Ибо если бы онъ къ нимъ не возвратился, но остался бы въ мірѣ, и если бы не потерпѣлъ до конца, предавъ себя на смерть съ усердіемъ и произволеніемъ, то не удостоился бы онъ многовожделѣныаго видѣнія Владыки своего и не услышалъ бы сладкаго Его гласа; но взыскалъ Его всею душею, толкалъ нелѣностно, претерпѣлъ до конца и получилъ достойное воздаяніе. Ибо, какъ сказано, онъ произволеніемъ умеръ за Христа, лежалъ какъ мертвый, пока не пришелъ Оживотворящій мертвыхъ и воздвигъ Его изъ ада, т. е. изъ душевной тьмы, и возвелъ Его въ чудный свѣтъ лица Своего, увидѣвъ которое и избавившись отъ всѣхъ скорбей, онъ, обрадованный, воззвалъ: «Господи! Гдѣ былъ Ты доселѣ?» «Гдѣ былъ Ты», суть слова вовсе незнающаго, гдѣ Онъ и былъ; а слово «доселѣ» доказываетъ вѣдѣніе, ощущеніе, и разумѣніе пришествія Владыки. Если же мы не хотимъ такимъ же образомъ отречься (отъ міра), и если у насъ нѣтъ произволенія потерпѣть, подобно оному, и претерпѣть до конца; какъ же удостоимся мы, подобно ему, увидѣть Бога въ Святомъ Духѣ и исполниться радости? Никакъ.

Если угодно, и къ другому обратимъ рѣчь. Что сдѣлалъ Арсеній Великій, съ самаго начала отреченія своего? Оставивъ царскій дворъ, и царей, и рабовъ въ шелковыхъ одеждахъ, и все богатство свое, не пришелъ ли въ монастырь одинъ, какъ нищій и убогій, постаравшись скрыть, кѣмъ былъ онъ нѣкогда, избѣгая славы и похвалы человѣческой, дабы прославиться отъ Бога? Что же? Удовлетворился ли онъ однимъ этимъ? Нѣтъ. Онъ на этомъ не остановился. Чтоже? Онъ даже не захотѣлъ, какъ послѣдній изъ людей, считать себя наравнѣ съ послѣдними, но вмѣнилъ себя за пса: ибо когда Игуменъ бросилъ ему хлѣбъ, и оный упалъ на землю, то Арсеній подошелъ на четверенькахъ и не рукою, но, какъ собака, устами взялъ хлѣбъ и такимъ образомъ съѣлъ его. Сидя же въ келліи, онъ не только самъ для себя трудился въ рукодѣліи, но и весьма мало иждивалъ изъ онаго на свои потребности и пилъ воду, подобную зловонной тинѣ. Посему онъ, и работая, и молясь, постоянно плакалъ и обливался своими слезами; и начиная молитву съ вечера, стоялъ на ней до самаго утра, и до конца жизни пребылъ въ нищетѣ и уничиженіи. Ради чего? Ради того, чтобы и ему всячески достигнуть и увидѣть, что Великій Антоній сподобился видѣть и испытать. Какъ же не написано и о немъ, что онъ видѣлъ Господа? Неужели онъ труды только положилъ, а видѣть Его не удостоился? Нѣтъ: и онъ также удостоился увидѣть Бога, хотя написавшій его житіе и не сказалъ объ этомъ ясно. И если хочешь достовѣрно узнать это, прочти имъ самимъ, т. е. святымъ Арсеніемъ, сложенныя главы, и узнаешь изъ оныхъ, что и онъ поистинѣ былъ Боговидцемъ.

Итакъ, кто подражаетъ имъ дѣлами и подвигами, тотъ поистинѣ сподобится и той же благодати. Если же, кто не хочетъ подражать ихъ смиренію и терпѣнію, зачѣмъ онъ и говоритъ о невозможной вещи (считая себя имѣющимъ одинаковыя съ ними духовныя дарованія?) Кто выразитъ дѣянія Евѳимія, Саввы и прочихъ святыхъ, которые выше человѣкъ? Ибо, или прежде принятія благодати Святаго Духа, или послѣ принятій оной, однако безъ многихъ трудовъ, страданій, подвиговъ, понужденія, тѣсноты, и скорби никто не избавился помраченія души и не увидѣлъ свѣта Пресвятаго Духа. Царствіе небесное нудится, и нуждницы восхищаютъ е (Матѳ. 11, 12) и многими скорбьми подобаетъ намъ внити въ Царствіе Божіе (Дѣян. 14, 22). А Царство Небесное есть причастіе Духа Святаго. Ибо сказанное: Царствіе Божіе внутрь васъ есть (Лук. 17, 21) означаетъ, чтобы мы потщались принять въ себя и имѣть Святаго Духа. Итакъ, не пребывающіе во всегдашнемъ понужденіи, тѣснотѣ, уничиженіи и скорби, пусть не говорятъ: «мы имѣемъ въ себѣ Святаго Духа». Безъ дѣлъ, подвиговъ и трудовъ добродѣтели сіе воздаяніе кому-либо не дается [1]. Поэтому, мнѣ кажется, хорошо изреченіе, которое многіе повторяютъ; «покажи дѣла и требуй воздаянія». Я знаю человѣка [2], который, не положивъ еще трудовъ и не сдѣлавъ еще понужденія, одною правотою помышленій и простотою душевною, углубившись въ Божественныя писанія, и немного дней и ночей, такъ сказать, безъ всякаго труда, побдѣвъ и помолившись, до того просвѣтился благодатію свыше, что ему казалось, будто онъ внѣ тѣла, внѣ жилища и внѣ всего міра. Ибо была ночь, а стало, какъ совершенный день. Но такъ какъ онъ получилъ сокровище безъ труда, то вскорѣ пренебрегъ имъ. Посему, вознерадѣвши, онъ вдругъ лишился всего этого богатства, и до такой степени, что даже въ памяти его не сохранилось, что нѣкогда видѣлъ онъ таковую славу. Какъ же тѣ, которые никогда не удостоились ни принять сей славы, ни даже отчасти видѣть оную, говорятъ, что всю ее имѣютъ въ себѣ? Недоумѣваю. О безчувственность! О помраченіе! О невѣжество и суетное мнѣніе! Гдѣ, когда, или изъ какихъ писаній они этому научились? Поистинѣ, осуетишася помышленіи своими и омрачися неразумное ихъ сердце (Рим. 1, 21), и остались въ Египтѣ, т. е. во тьмѣ страстей своихъ и сластолюбія. Ибо, возжелавшіе увидѣть землю обѣтованія, которую удостоиваются видѣть очи кроткихъ, смиренныхъ и нищихъ, принимаютъ всякую тѣсноту, и всякую скорбь, и уничиженіе и всѣми силами удаляются отъ всѣхъ и всякаго рода тѣлесныхъ наслажденій, чести и отрады. И не только это, но они еще удаляются и отъ всякаго человѣка, малаго и великаго, бѣгая и всѣхъ безъ ненависти, чтобы сподобиться войти въ обѣтованную землю, прежде чѣмъ пресѣчется теченіе ихъ по пути настоящей жизни. Смиряясь и считая себя, поистинѣ, людьми злыми и весьма падшими, сверхъ того врагами Божіими и преступниками Его заповѣдей, они проводятъ дни свои, постоянно сѣтуя и скорбя, желая узнать одно: что бы имъ сдѣлать, чтобы примириться съ Владыкою Христомъ? За это Господь даруетъ имъ не только разумѣніе того, что должно имъ дѣлать, но подаетъ имъ и крѣпость, и терпѣніе, чтобы, исполнивши все должное, имъ увидѣть и стяжать Того, Который есть надъ всѣми и во всѣхъ Богъ, и тогда уже, — находятся ли они въ пещерахъ, или горахъ, или келліяхъ, или живутъ среди городовъ, — пребывать, какъ на небѣ, и тамъ. жительство имѣть, и такимъ образомъ непрестанно, съ радостію и веселіемъ и неизреченнымъ радованіемъ служить Ему.

Сіе есть дѣланіе, святыхъ, сіе есть дѣланіе водимыхъ Духомъ Божіимъ, каковъ былъ и въ наше время святый и блаженнѣйшій Симеонъ Благоговѣйный [3], просіявшій, какъ солнце, въ славной обители Студійской. Находясь прежде посреди міра, онъ совершенно отрекся не только дѣлъ мірскихъ, друзей и сродниковъ, но и заботъ, попеченій и наслажденій житейскихъ, такъ что даже и памяти о нихъ не имѣлъ, но и оную отогналъ отъ себя далеко; поживъ же среди множества монаховъ, произнесъ это блаженное слово: «Братія! Знайте, что совершеннымъ отречеяіемъ отъ міра называется всесовершенное умерщвленіе своей воли». О блаженное слово! Или лучше, о блаженная душа, удостоившаяся быть таковою и отлучившаяся отъ всего міра! Еще говорилъ онъ: «Монахъ долженъ быть въ монастырѣ, какъ бы пребывая (въ немъ) и не пребывая, не являя себя и никѣмъ не знаемый». Объясняя сіе, онъ говорилъ: «Монахъ пребываетъ (среди братства) тѣломъ и не пребываетъ — духомъ; онъ не являетъ, т. е. не открываетъ себя никому, развѣ только однимъ тѣмъ, которые очистили свое сердце Святымъ Духомъ [4]; никѣмъ не знаемъ оттого, что ни съ кѣмъ ничего не имѣетъ». О блаженныя слова! Ими возвѣщается его, высшее человѣческаго, ангельское житіе; ими онъ самъ свидѣтельствовалъ, движимый Духомъ Святымъ, что онъ стяжалъ жительство на небесахъ; ими онъ открылъ намъ пребываніе съ Богомъ, сказавъ, чтобы ни съ кѣмъ ничего не имѣть. Сего никто не можетъ достигнуть или сказать по истинѣ, если весь не соединится всему Богу. Если же и скажетъ, то обольщаетъ себя. Глаголяй бо не согрѣшати, слѣпъ есть, лжай (2 Петр. 1, 9). Имѣющій же Бога, согрѣшати не можетъ, яко сѣмя Его въ немъ пребываетъ (1 Іоан. 3, 9), какъ говоритъ Іоаннъ Богословнѣйшій, Апостоловъ громъ. А что онъ имѣлъ въ себѣ всего Бога, онъ это и жизнью своею говорилъ, и по смерти собственноручнымъ своимъ писаніемъ громогласно возвѣщаетъ: «Бога стяжи себѣ другомъ, и человѣческой помощи не потребуешь». И еще: «Стяжи Бога, и не нужно тебѣ будетъ книгъ».

Потрудился сей святый и блаженный отецъ нашъ такъ, что превзошелъ многихъ и изъ древнихъ Святыхъ Отцевъ. Скорби же и искушенія онъ претерпѣлъ столь великія, что сравнился со многими изъ славнѣйшихъ мучениковъ, за что онъ и прославленъ Богомъ, и сдѣлался безстрастнымъ и святымъ, принявъ въ себя Утѣшителя. Ибо, какъ водоемъ наполняется отъ источника, такъ и онъ принялъ отъ «исполненія» Владыки нашего Іисуса Христа; и исполнился благодати Духа Его, Который есть вода живая, какъ и говоритъ Іоаннъ Евангелистъ, паче же Самъ Сынъ и Слово Бога Живаго, отъ Котораго и Іоаннъ обогатился словомъ: Піяй отъ воды (т. е. отъ чувственной), вжаждется паки; а иже піетъ отъ воды, юже Азъ дамъ ему, не вжаждется во вѣки, но будетъ въ немъ источникъ воды текущія въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 13-14). Объясняя сіе, Евангелистъ говоритъ: Сіе же глагола о Дусѣ, Его же хотяху пріимати вѣрующія во имя Его (Іоан, 7, 39). И Апостолъ говоритъ: Мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога, да вѣмы, яже отъ Бога дарованная намъ, яже и глаголемъ (1 Кор, 2, 12-13). Ибо таковою водою, съ души, какъ грязь, смывается зло; а безъ нея, и много потрудившись, неполучишь никакой пользы. Посему Господь сказалъ: Да не мните, яко пріидохъ разорити законъ, или пророки: не пріидохъ разорити, но исполнити (Матѳ. 5, 17). Исполненіе закона состоитъ въ томъ, чтобы ни въ чемъ не защищать своего; ибо совершенное удаленіе отъ міра есть всесовершенное умерщвленіе своей воли; напротивъ, какую бы скорбь намъ ни наносили, чтобы отнюдь отъ этого не колебаться и въ смущеніи не противорѣчить другимъ, но быть для всѣхъ и во всемъ, какъ мертвый, а жить и подвизаться и дѣйствовать въ однѣхъ заповѣдяхъ Божіихъ и въ соблюденіи Его повелѣній, подобно какъ левъ, или другой какой исполинъ Сампсонъ, или же кто либо другой изъ прежде бывшихъ, или изъ настоящихъ, и тѣхъ мужественнѣйшій, Имѣяй, говоритъ Господь, заповѣди Моя и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя, а любяй Мя, возлюбленъ будетъ Отцемъ Моимъ, и Азъ и Отецъ къ нему пріидемъ, и обитель у него сотворимъ (Іоан. 14, 21. 23). Къ симъ и къ таковымъ Владыка говоритъ: Вы отъ міра нѣсте, но Азъ избрахъ вы отъ міра (Іоан. 15, 19). Пріидите ко Мнѣ, и Азъ упокою вы [5] (Матѳ. 11, 28). Проводящіе же свою жизнь какъ бы то ни было иначе, по собственной своей волѣ, хотя бы въ какихъ-либо, по ихъ мнѣнію, добрыхъ дѣлахъ, не увидятъ живота, который зрятъ отвергшіеся міра и умершіе своей собственной волѣ. Итакъ, если я не хочу смириться и подчиниться, переносить скорби, безчестіе, уничиженіе и досажденія, если не соглашаюсь быть, какъ одинъ изъ никому невѣдомыхъ, безумныхъ, ничтожныхъ и самыхъ послѣднихъ людей, и чтобы меня презиралъ всякій человѣкъ и считалъ какъ бы за бѣснующагося и за одного изъ нищихъ, (сидящихъ) при дорогахъ и на площадяхъ городскихъ: то иначе, скажи (мнѣ), какъ буду я мертвъ для своей воли? Если Богъ всѣмъ намъ заповѣдалъ съ терпѣніемъ переносить сіе, постигающее насъ къ испытанію и искушенію, или лучше, не къ испытанію и къ искушенію, а посылаемое къ очищенію душъ нашихъ, а мы претерпѣть этого не хотимъ, но еще живо въ насъ то, что мы не хотимъ пострадать сіе, — въ чемъ и состоитъ земное мудрованіе плоти: — то какъ будемъ мы мертвы? Никакимъ образомъ. Если же не сдѣлаемся мертвы міру и тому, что въ мірѣ, то какъ, подобно умершимъ Бога ради, поживемъ жизнью сокровенною во Христѣ [6]? Итакъ, будемъ подражать Христу Богу, пострадаемъ ради своего спасенія, какъ и Онъ насъ ради пострадалъ. Его называли бѣснующимся, льстецомъ, ядцею и винопійцею (Матѳ. 27, 63; 11, 19). Ибо говорили Ему: бѣса имаши (Іоан. 8, 48); и опять: Се человѣкъ ядца и винопійца, другъ мытаремъ и грѣшникомъ (Матѳ. 11, 19) [7]. Опятъ слышимъ, что Господа, какъ убійцу и злодѣя, связали и влекли; что Онъ, какъ одинъ изъ послѣднѣйшихъ стоялъ предъ Пилатомъ, принялъ заушеніе отъ раба; что Его ввергли въ темницу и извлекли изъ темницы; воины, съ жезлами, водили Его, потомъ Пилатъ предалъ Его народу, сказавъ: поимите Его вы, и распните (Іоан. 19, 6). Итакъ, помыслимъ, какъ былъ преданъ имъ Превысшій всѣхъ небесъ и содержащій все рукою Своею; какъ Его толкали, то въ ту, то въ другую сторону, били пястію, заушали, осмѣивали, водили въ преторію; и Тотъ, Кто невидимъ для всей твари, и для самыхъ Серафимовъ, былъ обнаженъ, привязанъ къ столбу, получилъ полныхъ четыредесять удареній, означающихъ приговоръ на смерть. Потомъ что? Въ посмѣяніе, Его одѣли въ царскую багряницу, били по главѣ, и спрашивали кто есть ударей Тя? (Матѳ. 26, 68), вѣнчали терніемъ, ругаясь, кланялись Ему, плевали на Него, и въ посмѣяніе говорили: Радуйся, Царю Іудейскій (Матѳ. 27, 29); потомъ опять облекли Его въ одежду и за выю ужемъ связаннаго повели на смерть, возложили на Него крестъ, съ которымъ Онъ дошелъ до самаго мѣста и смотрѣлъ какъ водружали оный; (и друзьями и учениками Своими былъ оставленъ одинъ) [8]. Послѣ сего, какъ опять совлекли съ Него одежду, повѣсили Его; воины пригвоздили Ему руки и ноги и такъ оставили висѣть, напоили желчью, пронзили копьемъ; какъ разбойникъ поносилъ Его, какъ надъ Нимъ посмѣвались и говорили: разоряяй церковь, и треми денми созидаяй спасися Самъ, сниди со креста (Матѳ. 27, 40); и еще: аще сынъ есть Божій, да снидетъ нынѣ со креста, и вѣруемъ въ Него (Матѳ. 27, 42). И наконецъ, послѣ всѣхъ этихъ страданій, какъ Онъ благодарилъ, и молился за убивающихъ Его, и предалъ душу въ руки Отца Своего. Недовольно ли намъ, братія, всего этого для подражанія? Но неужели мы стыдимся такъ же пострадать? За какія же другія дѣла спрославимся съ Нимъ? Иже бо, говоритъ (Господь), постыдится Мене, и Моихъ словесъ, и Сынъ человѣческій постыдится его, егда пріидетъ во славѣ Отца Своего (Марк. 8, 38). Потому и Павелъ говоритъ: понеже съ Нимъ страждемъ, да и съ Нимъ и прославимся (Рим. 8, 17). Если же мы стыдимся подражать страстямъ Его, которыя Онъ претерпѣлъ за насъ, и пострадать, какъ и Онъ пострадалъ, то явно, что и славы Его не будемъ причастниками. Ибо будучи таковыми, мы — вѣрующіе не самымъ дѣломъ, а только на словахъ. А если дѣлъ нѣтъ, то вѣра мертва. Если же вѣра безъ дѣлъ мертва (Іак. 2, 26), то съ злыми дѣлами она даже и не есть вѣра. Ибо мертвое, пока оно недавнее, т. е. только что умерщвленное, называется мертвымъ; если же оно многодневно, то уже не называютъ его мертвымъ, а говорятъ, что оно гніетъ, предалось тлѣнію и смердитъ. Такъ какъ двоякія суть дѣла: богоугодныя и богоненавистныя, и если вѣра мертва безъ дѣлъ, какъ написано, т. е. конечно безъ дѣлъ, угодныхъ Богу, то такая вѣра, которая не только безъ дѣлъ, угодныхъ Богу, но и съ ненавистными Богу дѣлами, какъ можетъ быть названа мертвою? Нѣтъ, она должна называться согнившею и растлѣнною, или, точнѣе сказать, невѣріемъ и нечестіемъ. О семъ-то, кажется, говоритъ и Исаія пророкъ: нечестивый да не видить славы Господни (Ис. 26, 10). Посему я и говорю и говорить не перестану, что тѣ, которые покаяніемъ и послушаніемъ не подражали страстямъ Христовымъ и причастниками смерти Его не были, какъ выше мы подробно объяснили, не бываютъ причастниками и духовнаго Его воскресенія и не пріемлютъ Духа Святаго, ибо Святымъ Духомъ совершается воскресеніе всѣхъ. Не говорю о воскресеніи тѣлъ, (которое послѣдуетъ) при концѣ (міра), ибо тогда вострубитъ Ангелъ и воскреснутъ мертвыя тѣла; но (говорю) о совершающемся духовно, на всякій день, духовномъ возрожденіи и воскресеніи мертвыхъ душъ, которое даетъ Пресвятымъ Своимъ Духомъ Тотъ, Кто однажды умеръ, и воскресъ, и возстаетъ черезъ всѣхъ и во всѣхъ достойно живущихъ, и совоздвигаетъ души, умершія съ Нимъ произволеніемъ и вѣрою, даруя имъ, уже здѣсь, Царствіе Небесное.

Не невѣруйте словамъ моимъ, братія, и знайте, что если будемъ стараться о снисканіи всякой добродѣтели, если совершимъ чудеса, если ни въ чемъ, ни въ маломъ, ни въ великомъ не отступимъ отъ заповѣдей, но вмѣстѣ съ тѣмъ возжелаемъ одной только людской славы, и взыщемъ оной; какими-либо ухищреніями, и будемъ стараться получить ее: то мы лишились награды за всѣ другія (добродѣтели); ибо принимая славу человѣческую и не предпочитая Божіей, мы осуждаемся какъ невѣрные и идолослужители, служа твари паче Творца, какъ и Самъ Господь къ таковымъ говоритъ: Како вы можете вѣровати, славу другъ отъ друга пріемлюще, и славы, яже отъ единаго Бога, не ищете (Іоан. 5, 44), Даже и тотъ, кто съ услажденіемъ и радостью принимаетъ предлагаемую ему земную славу и оною возносится и веселится въ сердцѣ, будетъ осужденъ, какъ блудникъ. Ибо таковый подобенъ человѣку, который имѣетъ произволеніе сохранить дѣвство, и отрекся отъ сообращенія съ женами, и къ нимъ не приближается, и съ ними быть не желаетъ, а когда одна какая-нибудь жена къ нему приходитъ, тотчасъ съ услажденіемъ принимаетъ ее и свою страсть съ нею исполняетъ. То же самое бываетъ и во всякомъ грѣховномъ пожеланіи и во всякой страсти: ибо, если кто волей предается зависти, или сребролюбію, или рвенію, или раздорамъ, или иному какому-либо злу, тотъ вѣнца правды не получитъ. Ибо Богъ, будучи праведенъ, не терпитъ имѣть сообщниками неправедныхъ; будучи чистъ, не оскверняется съ нечистымъ; будучи безстрастенъ, не водворяется вмѣстѣ съ страстными, и будучи святъ, не входитъ въ душу, оскверненную и лукавую. А тотъ лукавъ, кто, принявъ въ сердцѣ своемъ сѣмя лукаваго сѣятеля, приноситъ діаволу, какъ плодъ, тернія и волчцы грѣха, поджоги вѣчнаго огня, т. е. зависть, ненависть, памятозлобіе, рвеніе, раздоры и самомнѣніе, тщеславіе, гордость, обманъ, любопытство, клевету и, вообще, всякую мерзкую и оплеванія достойную страсть, которая со услажденіемъ совершается плотію и оскверняетъ внутренняго нашего человѣка, по слову Господню (Матѳ. 15, 18-19). Мы же, братія, постараемся, чтобы никогда, вмѣсто плодовъ, не приносить таковыхъ плевелъ, принявъ по нерадѣнію въ сердца наши сѣмя лукаваго. Напротивъ, принесемъ Христу въ тридесять и шестьдесятъ и сто (Матѳ. 13, 8), воздѣлываемые въ насъ Духомъ плоды, т. е. любовь, радость, миръ, долготерпѣніе, благость, милосердіе, вѣру, кротость, воздержаніе (Гал. 5, 22). Будемъ питаться хлѣбомъ разума, возрастать добродѣтелями, дабы достигнуть въ мужа совершенна, въ мѣру возраста исполненія Христова (Ефес. 4, 13) [9]. Ему же подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Другой, болѣе пространный, переводъ, по указанію подстрочнаго примѣчанія № 5.

Сіе показалъ (блаженный Симеонъ Студійскій) дѣлами своими, составивъ книгу, плодъ своихъ трудовъ, паче же, живущаго въ немъ Духа, хотя искусству писать и не обучался. Исповѣдуемъ же и мы, и свидѣтельствуемъ о святомъ отцѣ нашемъ, и не скрываемъ благодѣяній его, вполнѣ вѣруя, что вы никакъ не почтете насъ пишущими что-либо не вѣрно. Ибо какъ водоемъ [10] (наполняется) отъ источника, такъ св. отецъ нашъ, принялъ отъ «Исполненія» Владыки нашего Христа, и исполнился благодати Духа Его, Который есть вода живая. И опять, какъ изъ водоема [11] кто-либо беретъ, не вмѣщающуюся въ немъ и переливающуюся воду, и (напивается) ею въ сытость: такъ и мы, отъ святаго отца нашего, преизобилующую въ немъ и всегда источающуюся отъ него благодать, видѣли, и приняли, и напились, измыли ею свои лица, и руки, и ноги; потомъ, мы омыли и всѣхъ самихъ себя, — все тѣло, и самую душу нашу оною безсмертною водою. О, чудное и непостижимое таинство, братія! И не невѣруйте сему, ибо это не мое только слово, или не на мнѣ только оно сбылось; но послушайте, что о водѣ сей сказалъ Евангелистъ Іоаннъ, паче же Самъ Сынъ и Слово Живаго Бога, отъ Котораго и Іоаннъ обогатился словомъ: Иже бо піетъ, говоритъ онъ, отъ воды сея, т. е. отъ чувственной, вжаждется паки. А иже піетъ отъ воды, юже Азъ дамъ ему, не вжаждется во вѣки; но вода, юже Азъ дамъ ему, будетъ въ немъ источникъ воды, текущія въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 13-14). И объясняя сіе, Евангелистъ говоритъ: Сіе же рече о Дусѣ, Его же хотяху пріимати вѣрующіи во имя Его (Іоан. 7, 39). Ибо сею водою, съ души, какъ грязь, смывается всякое зло; а безъ нея, и много потрудившись, никакой не получаетъ пользы. Посему, мы, будучи не въ состояніи скрыть таланта Владыки нашего, и не возвѣстить преподаннаго намъ Божественнаго дара, открыто исповѣдуемъ милость Божію, что мы, недостойные, ненаполнимо исполнились и ненасытимо насытились водою, которую чрезъ отца нашего приняли отъ Бога, во славу имени Его Святаго. И по силѣ нашей, какъ послѣдніе и непотребные, прославили, и нынѣ прославляемъ Бога, прославившаго отца нашего святаго, а чрезъ отца нашего, и насъ смиренныхъ и недостойныхъ. Итакъ, пусть никто не подумаетъ, что я лгу, и наговариваю на свою душу и своего отца, и не сочтетъ меня за лжеца и пустослова [12]. Ибо я знаю, что погубитъ Господь вся глаголющія лжу (Псал. 5, 7). И сему научаетъ меня Божественный Павелъ, говоря: Благословенъ Богъ и Отецъ Господа нашего Іисуса Христа, сый благословенъ во вѣки, не лгу (2 Кор. 11, 31). Вѣмъ человѣка о Христѣ, прежде лѣтъ четыренадесяти (2 Кор. 12, 2). и проч. И опять: мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога, да вѣмы, яже отъ Бога дарованная намъ, яже и глаголемъ (1 Кор. 2, 12-13). И какая польза была бы мнѣ или моему святому отцу отъ такихъ похвалъ? Рѣшительно никакой. Но, какъ сказавъ выше о прочихъ святыхъ, имъ не принесъ я никакой пользы моими словами, а слушателей воздвигъ къ ревности, и побудилъ къ подражанію имъ, такъ и о святомъ Симеонѣ не перестану говорить; по необходимости же и не желая того, говорю и о насъ самихъ, недостойныхъ. Ибо, невѣріе многихъ, говорящихъ ко вреду слушающихъ, что никому нельзя быть нынѣ таковымъ [13], ни подвигами достигнуть дѣланія великихъ святыхъ отцевъ и удостоиться дарованій, дарованныхъ имъ, понуждаетъ меня, и по неволѣ, говорить то, чего я никогда не хотѣлъ бы говорить, и объявить всенародно, поистинѣ, человѣколюбіе Божіе, чтобы обличить лѣность и нерадѣніе говорящихъ это. Потрудился блаженный и святый отецъ нашъ Симеонъ, такъ, что превзошелъ многихъ и изъ древнихъ святыхъ отцевъ. Скорби же и искушенія онъ претерпѣлъ столь великія, что сравнился со многими изъ славнѣйшихъ мучениковъ. За что онъ и прославленъ Богомъ, и сдѣлался безстрастнымъ и святымъ, принявъ въ себя, такъ сказать, всего Утѣшителя. И потомъ, какъ отецъ достояніе свое передаетъ въ наслѣдіе сыну, такъ и онъ, меня, недостойнаго раба своего, безъ трудовъ моихъ и туне исполнилъ Духа Святаго. Ибо, скажите, кто изъ васъ, — не говорю, чтобы дѣломъ исполнилъ то же, что и тотъ сдѣлалъ, и о чемъ говорилъ, какъ о возможномъ, — но хотя бы могъ понять оное, какъ должно? Ибо излагая по порядку ученіе свое, онъ прежде всего написалъ сіе: «Братъ! Разумѣй, что совершеннымъ отреченіемъ отъ міра называется совершенное умерщвленіе своей воли». О блаженное слово! или лучше, о блаженная душа, удостоившаяся быть таковою и отлучившаяся всего міра! Къ симъ и къ таковымъ Владыка Христосъ говоритъ: Вы нѣсте отъ міра, но Азъ избрахъ вы отъ міра (Іоан. 15, 19). Пріидите ко Мнѣ и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28).

Примѣчанія:
[1] Въ слав.: не дадеся нѣкимъ.
[2] Въ греческой рукописи на поляхъ отмѣчено: οὗτος ἦν αὐτός — это онъ былъ самъ.
[3] Симеонъ, старецъ Студійскій, который былъ духовнымъ отцемъ и наставникомъ Симеона Новаго Богослова.
[4] Въ слав.: Точію единѣмъ Святымъ Духомъ чистымъ сердцемъ. По греч. μόνοις διὰ τοῦ ἁγίου πνεύματος τοῖς καθαροῖς τῇ καρδίᾳ.
[5] Въ концѣ слова помѣщаемъ другой, болѣе пространный сего мѣста, (отъ: «Потрудился сей святый...» до «...упокою вы»), сдѣланный нами по греческой рукописи и по старинному славянскому переводу, которой въ изданіи 1852 г. помѣщенъ подъ строкою стр. 27-31.
[6] Въ греч. рукописи и старомъ слав. переводѣ прибавлено: Какъ, до словамъ святаго Симеона, узримъ Бога, живущаго въ насъ подобно свѣту? Никакъ, братія! Пусть никто не обольщаетъ васъ. Но ты считаешь безумнымъ блаженнаго Симеона и стыдишься подражать его дѣламъ? Подражай Христу Богу!
[7] Въ греческой рукописи и старомъ слав. переводѣ прибавлено: Сіе и отецъ нашъ, т. е. блаженный Симеонъ слышалъ за насъ, или лучше, ради насъ.
[8] Добавлено съ греческой рукописи.
[9] Заключенія сего въ славянскомъ нѣтъ; оно прибавлено съ греческой Сѵнодальной рукописи.
[10] Въ стар. слав. якоже пріемлетъ кто. Въ греч. δεξαμενή τὶς. Существительное δεξαμενή (купель, водоемъ) старинный славянскій переводчикъ вѣроятно не понялъ и принялъ за причастіе.
[11] Въ стар. слав.: отъ воспріятія. Въ греч. ἀπὸ τὴς δεξαμενής.
[12] Въ стар. слав.: речетъ: лжесловецъ и торнословецъ игуменъ. Въ греч.: κομπολόγον μὲ καὶ τορνολόγον ἡγούμενος. Причастіе ἡγούμενος принято слав. переводчикомъ за существительное.
[13] Въ стар. слав.: невозможно быти кому таковыя добродѣтели. Въ греч.: τοιοῦτον ἄρτι.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Симеона Новаго Богослова, игумена обители св. Маманта, Двѣнадцать словъ въ русскомъ переводѣ съ еллино-греческаго. — Изданіе второе Козельсной Введенской Оптиной Пустыни. — Сергіевъ Посадъ: Типографія Св.-Тр. Сергіевой лавры, 1911. — С. 16-32.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0