Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Симеонъ, архіеп. Ѳессалоникійскій († 1429 г.)

Святитель Симеон, архиепископ Фессалоникийский (Солунский)Святитель Симеонъ, архіеп. Ѳессалоникійскій родился въ Византіи въ серединѣ XV столѣтія. По окончаніи ученія, еще въ молодыхъ лѣтахъ, поступилъ въ монашество. Необыкновеннымъ умомъ и добродѣтельною жизнію онъ заслужилъ общее уваженіе между своими соотечественниками и въ 1406 году, по единодушному желанію гражданъ, былъ возведенъ на Ѳессалоникійскую (Солунскую) каѳедру. По долгу наставника вѣрующихъ, свт. Симеонъ составлялъ богословскіе и катехизическіе труды, подробно объясняя смыслъ церковныхъ таинствъ, обрядовъ и чинопослѣдованій. Сочиненія «Книга о храмѣ», «Толкованіе на литургію» и «Разговоръ о святыхъ священнодѣйствіяхъ и таинствахъ церковныхъ» обезсмертили имя святителя. Кромѣ того, онъ прилагалъ усилія къ огражденію своей паствы отъ все возраставшаго латинскаго вліянія. Когда турецкій султанъ Амуратъ осаждалъ Солунь, свт. Симеонъ проявилъ такую патріотическую твердость и ревность въ вѣрѣ, что городъ выстоялъ и турки отступили. Только черезъ шесть мѣсяцевъ послѣ кончины свт. Симеона ок. 1429 г. турки смогли взять Ѳессалоники при повторной осадѣ. Память свт. Симеона празднуется 15 (28) сентября.

Творенія

Свят. Симеонъ, архіеп. Ѳессалоникійскій († 1429 г.)
Книга о храмѣ.

1. Одушевляемые Божественною любовію къ познанію того, какое символическое значеніе имѣютъ совершаемые при Богослуженіи обряды и священныя одежды, примите съ любовію слова, которыя я сообщаю вамъ, будучи тоже одушевляемъ Божественною любовію. Богъ такъ возлюбилъ насъ, что предалъ за насъ и Своего единороднаго Сына. Сынъ Божій пришелъ къ намъ съ любовію и, будучи вездѣсущимъ, жилъ между нами, родился отъ Дѣвы Маріи и прошелъ всѣ возрасты человѣческіе, чтобы и я чрезъ Него очистился и освятился Его словами и дѣлами. Наконецъ Онъ предалъ намъ Самого Себя въ пріобщеніе. Онъ соединился со мною еще черезъ плоть, которую принялъ въ утробѣ Пресвятой Дѣвы; но надобно было, чтобы Онъ непосредственно соединился со всѣми вѣрующими, потому что это служитъ основою нашего спасенія и нашей жизни. Онъ Самъ сказалъ: аще бо не снѣсте плоти Сына человѣческаго, ни піете крови Его, живота не имате въ себѣ: и Азъ живу, и ядый Мя живъ будетъ Мене ради (Іоан. 6, 53-57).

2. Это благо Онъ сообщилъ намъ посредствомъ Таинствъ. Онъ возраждаетъ насъ крещениемъ (ср. Іоан.3, 5; 1 Петр. 1, 23), пріобщая чрезъ него Своему безстрастному рожденію. Чрезъ возложение рукъ и дуновение Онъ даетъ намъ благодать мѵра; а это мѵро — Самъ Онъ. Ибо сказано: мѵро изліянное —имя Твое (Пѣсн. 1, 2). Онъ, какъ Богъ Самъ Себя помазалъ, и какъ человѣкъ принялъ помазаніе. И насъ благодатно помазуя (ср. 1 Іоан. 2, 20), Онъ даетъ намъ благоуханную и живую силу духа (ср. Іоан. 3, 34). А что важнѣе всего, Онъ Самого Себя даетъ намъ въ пріобщеніе, — что показалъ намъ установленіемъ Таинства: потому что, принявъ хлѣбъ и чашу, освятилъ ихъ, о хлѣбѣ сказалъ: сіе есть тѣло Мое; о чашѣ: сія есть кровь Моя. Но Онъ не только освятилъ ихъ, но и призвалъ къ пріобщенію, потому что сказалъ: пріимите, ядите, и: пійте отъ нея вси (Матѳ. 26, 26-27).

3. И не только Самъ совершилъ сіе Священнодѣйствіе, но и заповѣдалъ совершать его до окончанія вѣка; потому что сказалъ: сіе творите въ Мое воспоминаніе (1 Кор. 11, 24). И дѣйствительно Онъ Самъ вполнѣ пріобщился плоти и крови и явился, подобно намъ, человѣкомъ, будучи неизмѣннымъ Божествомъ; а чтобы насъ сдѣлать причастниками Своей Божественности (ср. 2 Петр. 1, 4), Онъ Божественнымъ образомъ совершилъ то, что, будучи вездѣсущимъ, по своему всемогуществу, Божественною Своею силою присутствуя въ хлѣбѣ, который мы вкушаемъ, и въ винѣ, которое пьемъ, претворяетъ хлѣбъ въ Свое тѣло и вино въ Свою кровь. Чрезъ это Онъ соединяется съ нами и, какъ солнце правды, сообщаетъ намъ свѣтъ соотвѣтственно степени чистоты нашихъ душъ. Но дѣйствуетъ не просто, какъ солнце, которое только бросаетъ лучи; нѣтъ: Онъ очищаетъ въ насъ все нечистое и дѣлаетъ насъ способными къ принятію Божественнаго свѣта.

4. Поелику такъ велико Таинство священнодѣйствія и такова цѣль воплощенія Спасителя, — чрезъ которое мы дѣлаемся причастными Божеству и сами богами по благодати: то церковь и прилагаетъ объ этомъ самое тщательное и благочестивое попеченіе: Она совершаетъ въ Литургіи то, что установлено съ самаго ея начала и посредствомъ символовъ внушаетъ истины, превышающія всѣ усилія ума человѣческаго.

5. Эти видимые образцы Богослуженія изумляютъ всякаго: но не всякій самъ собою можетъ постигать смыслъ ихъ. Многіе находятся въ недоумѣніи то касательно того, то другого предмета и желаютъ знатъ ихъ причины. Дѣйствителъно, совершаемое въ Литургіи выше всякаго понятія; не только человѣческій, но и Ангельскій умъ не въ состояніи постигнуть и объяснить, какъ Богъ воплощается, какъ мы входимъ съ Нимъ въ общеніе, и вообще, какъ происходитъ то, что церковь проповѣдуетъ и совершаетъ. Однакоже Богъ не совершенно оставилъ насъ безъ разумѣнія Его дѣйствій, но далъ намъ средства столько, сколько намъ возможно, изслѣдовать, узнавать, понимать ихъ, потому что они совершились для насъ.

6. Такимъ образомъ и я, малѣйшій по духу и смиренный, вамъ, которые имѣете о мнѣ хорошее мнѣніе, передаю съ любовію то, что почерпнулъ у Св. Отцевъ. Потому что у насъ ничего нѣтъ новаго; но мы какъ символъ вѣры сохранили все въ томъ видѣ, въ какомъ оно дошло до насъ отъ первобытныхъ временъ. Мы совершаемъ священнодѣйствіе точь-въ-точь такъ, какъ заповѣдалъ Самъ Спаситель, какъ установили Апостолы и Отцы Церкви.

7. Господь священнодѣйствовалъ съ учениками, преломивъ хлѣбъ и подавъ имъ чашу. Такъ и теперь Церковь совершаетъ священнодѣйствіе: Архіерей, или Іерей подаютъ хлѣбъ и чашу другимъ священнодѣйствующимъ съ ними. О семъ самомъ свидѣтельствуетъ и преемникъ Апостоловъ, Священный Діонисій Ареопагитъ, уча совершать Божественную Литургію, какъ и мы нынѣ священнодѣйствуемъ; и Богоглаголивые Учители, Великій Василій и Святый Златоустъ, изложивъ пространнѣйшій чинъ священнодѣйствія, не иначе установили совершать службу, но какъ наша Церковь всегда содержитъ; это ясно доказываютъ ихъ молитвы, произносимыя при совершеніи Евхаристіи, которыми означаются входъ первый и вторый и прочія части Божественной службы.

8. По опредѣленію Отцевъ Церкви, въ Храмъ, и особенно въ Алтарь, изъ благоговѣнія къ нимъ не должны входить всѣ. Оглашенныхъ они, очевидно, повелѣвали высылать вонъ. А Священный Амвросій не только изъ Алтаря, но и изъ Храма удалилъ Императора Ѳеодосія. Святый Григорій Двоесловъ утверждаетъ, что не только Литургію надъ хлѣбомъ кваснымъ должно совершать, но и Святые Храмы повелѣваетъ въ особенномъ имѣть почтеніи такъ, что строго запрещаетъ погребатъ въ нихъ тѣла усопшихъ.

9. Исидоръ Пелусіотъ, древнѣйшій изъ святыхъ Отцевъ Учитель Церкви, во многихъ своихъ посланіяхъ такъ же точно объясняетъ чинъ нашей Литургіи. Согласно съ ними премудрый въ Божественныхъ умозрѣніяхъ Максимъ Исповѣдникъ подробно излагаетъ каждое Таинственное дѣйствіе Литургіи, которую Каѳолическая Церковь совершаетъ, и каждому дѣйствію, бываемому въ чиноположенін ея, показываетъ причины. Изъ сихъ и другихъ Богомудрыхъ Отцевъ, прежде насъ тщательно занимавшихся изъясненіемъ Таинствъ Церкви, своими изысканіями избравъ все, что можетъ быть въ писаніяхъ ихъ полезно для нашей цѣли, я пишу для васъ, надѣясь на помощь Благодати Божіей.

10. Во-первыхъ начнемъ говорить о Храмѣ, ибо онъ есть орудіе священнодѣйствія, равно какъ и Священникъ; Іерей священнодѣйствуетъ, а Храмъ заключаетъ въ себѣ Алтарь. Посему объ обоихъ и говорить надобно.

11. Хотя Храмъ устраивается изъ вещества, но его осѣняетъ высшая благодать. Онъ освящается таинственными молитвами Архіерея, помазуется мѵромъ Божественнымъ и весь дѣлается селеніемъ Верховнаго Существа. Почему и не всѣмъ позволено входить во всѣ части его, но иныя мѣста опредѣлены священнымъ лицамъ, а иныя мірянамъ. Двойственное сіе раздѣленіе Храма на входный и невходный прообразуетъ: 1) Христа, въ двухъ существахъ, какъ Бога и какъ человѣка; изъ нихъ первое, т.-е. Божество, невидимо, второе, т.-е. человѣчество, видимо; 2) прообразуетъ человека, состоящаго изъ души и тѣла; 3) живописуетъ таинство Святыя Троицы которая, будучи неприступна по существу, открывается въ промыслѣ и силахъ природы; 4) прообразуетъ міръ видимый и невидимый; 5) или лучше сказать только міръ видимый. Алтарь есть образъ неба; Храмъ же — Божественный символъ земли.

12. Еще Храмъ раздѣляется на три части: на Притворъ, Церковь и Алтарь. Сіи три части прообразуютъ: 1) Святую Троицу, 2) чиноначалія горнихъ силъ, на три Іерархіи раздѣляющихся, и 3) самый народъ благочестивый, на три разряда раздѣляющійся, а именно: Священниковъ, вполнѣ вѣрныхъ и кающихся. Сей образъ Божественнаго Храма представляетъ намъ собою еще и то, что на земли, что на небесахъ, что превыше небесъ. Притворъ соотвѣтствуетъ землѣ, Церковь небу, а святѣйшій Алтарь — тому, что выше неба.

13. Божественный Храмъ посредствомъ страшнаго жертвенника, т.-е. Святаго Престола, прообразуетъ самого Бога. Поэтому престолъ и называется Святая Святыхъ, сѣдалищемъ Божіимъ, мѣстомъ Его успокоенія, очистилищемъ грѣховъ всего міра, алтаремъ высочайшаго жертвоприношенія, гробомъ Христовымъ и селеніемъ Его славы. Подъ именемъ завѣсы, вокругъ Престола находящейся, разумѣется небесная скинія подлѣ Престола Божія, гдѣ обитаютъ лики ангеловъ и покоятся праведники. Преградами же означается различіе между чувственными и духовными предметами.

14. На четырехъ углахъ трапезы, или Престола, лежитъ четырьмя концами священная ткань: этимъ знаменуется, что Церковь составилась изъ племенъ всѣхъ концовъ міра. На четырехъ углахъ написаны имена четырехъ Евангелистовъ, потому что чрезъ нихъ образовался составъ церкви и Евангеліе распространилось по всему міру.

Кромѣ сего трапеза имѣетъ на себѣ еще нижнюю одежду, называемую Срачица, сверхъ же нея верхнее благолѣпное одѣяніе: ибо Трапеза есть и Гробъ и Престолъ Іисуса Христа: посему подъ срачицей разумѣется Плащаница, которою обвито было тѣло Его; а подъ верхнимъ облаченіемъ — ризы присносущныя Его славы; это явствуетъ и изъ Псалма, при облаченіи Престола во время Освященія Храма возглашаемаго: Господь воцарися, въ лѣпоту облечеся (Псал. 92, 1).

15. Священная Трапеза дѣлается изъ камня: ибо знаменуетъ Христа, который во Святомъ Писаніи нарицается камнемъ, какъ основаніе наше и главная опора, камень краеугольный, котораго прообразованіемъ былъ древній камень, источившій Израилю воду въ пустыни: но намъ, новоизбранному Израилю, нынѣ точитъ этотъ камень не воду естественную, но рѣки жизни вѣчной, животворящую Кровь Слова. Горнее мѣсто прообразуетъ воплощенное Слово, сѣдящее одесную Отца на небесахъ; прочія же сѣдалища, по обѣимъ его странамъ нисходящія, означаютъ чины достоинства священныхъ лицъ и безплотныхъ силъ. Священникъ служитъ образомъ Самого Іисуса Христа, Котораго прообразуетъ и священное Евангеліе среди Божественнаго Престола. Крестъ же, лежащій близъ Святаго Евангелія, означаетъ смерть Его.

16. Подъ Святою Трапезою полагаются Святыя мощи мучениковъ, потому что онѣ сопутствуютъ Христу, великому свидѣтелю небеснато Отца, Алтарю Церкви онѣ служатъ основаніемъ, ибо Церковь основана Кровію Христа и мучениковъ. Мѵромъ Божественнымъ помазуется Трапеза, потому что исполнена чудныхъ силъ Духа, и имѣетъ мѵро живое, на себѣ Священнодѣйствуемое. Покровами сверху облекается и украшается Трапеза, потому что не всѣмъ видимо и понятно совершаемое на ней. Она дѣлается возвышенною и украшается, потому что есть Престолъ Бога живаго. Чины, имѣющіе власть входить въ Алтарь, это премірныя силы; куреніе ѳиміама, начинающееся отъ Святаго Престола, значитъ нисходящую и благоухающую благодать Духа Святаго. Зажигаемые свѣтильники никогда неоскудѣвающее въ Святыхъ просвѣщеніе Духа. Все сіе прообразуется Алтаремъ.

17. Всею же Церковію означается: 1) сей дольній обитаемый міръ, или и 2) нами зримое небо, ибо когда возсылаемъ молитвы, стоя предъ Церковію, почитаемъ ее небомъ и вмѣстѣ раемъ Едемскимъ; потому въ нѣкоторыхъ Священныхъ обителяхъ, во время совершенія молебныхъ пѣній, внѣ Церкви отдѣляютъ Храмъ завѣсами, и отнимаютъ ихъ при вступленіи во внутренность Церкви. Симъ означается, что Сынъ Божій благоволилъ снити къ намъ и, средостѣніе преграды разрушивъ и умиротворивъ насъ, возвелъ на небо. По сей же причинѣ не имѣютъ дерзновенія вступать въ него впадшіе въ тяжкія преступленія. И самый торжественный чинъ Освященія Храма представляетъ намъ его таинственнымъ небомъ и Церковію первородныхъ; когда же внутри Церкви мы совершаемъ страшное болѣе всѣхъ таинствъ Священнодѣйствіе Литургіи, тогда Алтарь бываетъ намъ небомъ, Церковь же означаетъ землю: въ нее всѣ стекаются и составляютъ молитвенное славословіе.

18. Предъ Алтаремъ противъ Царскихъ вратъ находящійся амвонъ знаменуетъ камень, отваленный отъ Гроба Христова, съ котораго Священники и Діаконы, по образу Ангела, благовѣстившаго воскресеніе Спасителя, проповѣдуютъ Божественное Евангеліе, Діаконы во время священныя Литургіи, а Іерей на утрени вмѣстѣ съ прочими утренними молитвословіями. Красота церкви означаетъ красоту созданія; горящія на возвышенномъ, среди церковнаго свода висящемъ Паникадилѣ свѣчи — лучезарныя звѣзды; а куполъ его — небесную твердь; чрезъ елей изобразуемъ милость Бога нашего, на насъ обильно изливаемую; чрезъ воскъ, составленный изъ тьмочисленныхъ цвѣтовъ, наше всецѣлое и всеобщее приношеніе Богу, чрезъ ѳиміамъ, или ладонъ, — Божественную любовь, которая на всѣхъ простирается, означаемъ же чрезъ него благоуханіе Духа Святаго.

19. Священники, начинающіе Божественныя пѣснопѣнія внутри Священнаго Алтаря, прообразуютъ первыя чиноначалія Духовныхъ силъ, окрестъ Престола Славы Божіей стоящихъ; Діаконы, чтецы и лики, Божественные Псалмы и Священныя писанія по чиноположенію возглашающіе, знаменуютъ среднія ликованія небесныхъ чиновъ. Народъ же, весь утвержденный въ правовѣріи. усердно внимающій пѣснопѣвцамъ, ожидающій себѣ отъ Бога милости, представляетъ нижній чинъ горнихъ силъ. Поэтому съ ними не должны стоять преступники, или люди не православные, потому что нѣтъ ничего общаго между свѣтомъ и тьмою. Но ежели кто обратился къ Свѣту, то можетъ быть безпрепятственно принятъ вообще къ сынамъ Свѣта. Сіи то Таинства прообразуются Божественнымъ храмомъ; но могутъ быть еще и другія многія значенія открыты тѣми, кои получаютъ отъ Бога силу разумѣнія.

20. Священникъ во Святомъ писаніи, называется Ангеломъ Господа Вседержителя 1) какъ проповѣдникъ Божественныхъ Его повелѣній и 2) какъ ревностный исполнитель Его воли. Прообразуетъ и Самаго Іисуса Христа; ибо чрезъ рукоположеніе воспріялъ онъ власть Его и силу; но выше его есть Архіерей, который сидитъ на сѣдалищѣ Христовомъ, и полную власть имѣетъ, по Писанію, вязать и рѣшить; ибо онъ преемникъ Апостоловъ. Потому, нося на себѣ образъ Христа, когда предпріемлетъ совершать Божественное священнодѣйствіе Литургіи, облекается одеждами, имѣющими смыслъ духовный и таинственныя значенія содержащими. О семъ будемъ теперь по возможности нашей говорить, но начнемъ нѣсколько выше.

21. Лица въ Алтарѣ рукополагаемыя раздѣляются на три степени, т.-е. на Епископовъ, Пресвитеровъ и Діаконовъ; первые изъ сихъ, т.-е. Епископы, именуется Просвѣтителями, какъ имѣющіе власть раздавать Божественный свѣтъ. Ибо всѣ отъ рукъ ихъ пріемлютъ печать рукоположенія: Священники, Діаконы и клирики. Они совершаютъ освященіе храмовъ, крещеніе, мѵропомазаніе. Отъ изобилія ихъ благодатныхъ даровъ, какъ отъ источника Свѣта, истекаетъ на весь народъ оставленіе грѣховъ, общеніе Таинствъ. Вторые, т.-е. Пресвитеры, называются Совершителями, какъ только получившіе совершенную благодать къ совершенію Божественныхъ Таинствъ. Хотя Іерей креститъ и священнодѣйствуетъ, но не рукополагаетъ, ниже можетъ произвести Іереевъ или въ другія должности. Діаконы же называются Служителями, поелику проходятъ должность служителей. Они безъ Священника ничего не могутъ творить, что означаетъ послѣдній Ангельскій чинъ.

22. Изъ сихъ Священныхъ лицъ каждое облекается въ одежды, сану своему приличныя. Діаконъ въ такія, которыя означаютъ Ангельскій чинъ. Пресвитеръ же какъ въ сіи, потому что былъ предварительно запечатлѣнъ благодатію Діаконства, такъ и въ тѣ, коими знаменуется благодать, данная ему къ совершенію Таинствъ; къ числу такихъ принадлежитъ Епитрахиль. Но Архіереи и облекаются во всѣ эти одежды, и сверхъ того еще пріемлютъ на себя Омофоръ, при помощи котораго прообразуетъ онъ воплощеннаго Божія Сына.

23. Святитель облекается во-первыхъ въ стихаръ, который знаменуетъ свѣтоносную Ангельскую ризу. Безплотныя существа многократно являлись въ свѣтлыхъ одеждахъ: такъ напримѣръ, Ангелъ явился на гробѣ Спасителя въ свѣтлой одеждѣ (Матѳ. 28, 3). Кромѣ сего стихарь знаменуетъ еще чистоту и непорочность священнаго чина, почему духовныя лица удостоиваются такой благодати, — это каждый изъ Священнослужителей явно выражаетъ. И облекаясь въ сію одежду, говоритъ: да возрадуется душа моя о Господѣ! облече бо мя въ ризу спасенія, и проч.

24. Діаконъ, прообразуя (какъ выше сказано) чинъ Ангела, кромѣ помянутаго облаченія, носитъ еще на лѣвомъ плечѣ повѣшенный Орарь, который, будучи распростертъ какъ крыло, изображаетъ невещественное и духовное Ангельскихъ силъ существо. И потому подражая Херувимамъ, предъ величіемъ славы Господней лица свои закрывающимъ во время Божественныя Литургіи, когда хощетъ приступить ко Святому причащенію, препоясывается Ораремъ крестообразно. На Орарѣ начертаны слова: Святъ, Святъ, Святъ. Сіи слова проявляютъ служебный чинъ Ангельскихъ духовъ. Въ Архіерейскомъ стихарѣ есть такъ-называемыя рѣки или источники. Они означаютъ въ немъ высшій даръ — давать поученія. И Ангелы не всѣ равны. Но между ними преимущоственнѣйшіе и ближайшіе къ Престолу славы суть учители нижнихъ чиновъ; Источниками же называются, по слову Самого Спасителя, въ Святомъ Евангеліи глаголющаго: Иже вѣруетъ въ Мя, рѣки истекутъ изъ чрева его воды живы (Іоан. 7, 38); тоже самое значатъ и на Архіерейской мантіи находящіеся источники. Скрижали, сверхъ источниковъ на ней возлежащія, суть образъ ветхой и новой благодати; онѣ показываютъ, что учитель Церкви долженъ заимствовать и почерпать свое ученіе изъ обоихъ завѣтовъ. Всѣ сіи Таинства означаетъ и стихарь.

25. Епитрахиль означаетъ благодать Духа Святаго, ниспосылаемую свыше, потому какъ самъ Первосвященникъ, такъ и Іерей, возлагая ее на главу, говоритъ: Благословенъ Богъ, изливаяй Благодать Свою на Священниковъ Своихъ. Почему всякій Пресвитеръ, приступая къ совершенію какого либо Священнодѣйствія, имѣетъ нужду возлагать оную на свою выю.

26. Поясъ означаетъ служеніе Спасителя нашего, которое совершилъ Онъ во плоти Своей, и которое еще обѣтовалъ оказать намъ и въ будущемъ вѣкѣ, ибо въ Евангеліи говоритъ, что препояшется Онъ и возлещи, ихъ сотворитъ и приступивъ послужитъ имъ. Кромѣ сего Таинства, поясъ прообразуетъ еще крѣпость и державу Божественной силы, укрѣпляющей Священнослужителей въ прохожденіи и непорочномъ исполненіи ихъ служенія. Благословенъ Богъ, возглашаетъ Іерей, препоясуяй мя силою. На поясѣ Архіерей носитъ набедренникъ, который пробразуетъ собою 1) побѣду, данную намъ надъ смертью; 2) нетлѣніе нашего естества и 3) какъ величіе Божественнаго ополченія, такъ и свирѣпость лукаваго духа, потому и имѣетъ видъ меча, и привѣшивается на бедрѣ при чреслахъ, въ которыхъ, какъ говорятъ, заключается вся человѣческая крѣпость. Сіе подтверждаютъ и изреченія, при возложеніи его возглашаемыя: препояши мечь твой по бедрѣ твоей, сильне (Псал. 44, 4)!

27. Поручи означаютъ 1) всемогущество силы Христовой, 2) то, что Онъ на Тайной Вечери Собственными руками принесъ въ жертву Богу Отцу Свое Тѣло и Кровь. Такой смыслъ заключается и въ словахъ, при возложеніи оныхъ произносимыхъ: Десница Твоя, Господи, прославися въ крѣпости (Исх. 15, 6), и: руцѣ Твои сотвористѣ мя и создастѣ мя (Псал. 118, 73) и проч. 3) Нѣкоторые толкователи поручамъ даютъ знаменованіе узъ Спасителя нашего, которыми связаны были пречистыя Его руки, когда его вели со двора Архіереева къ Пилату въ преторъ (ср. Іоан. 18, 12).

28. Священный Фелонь прообразуетъ собою 1) свыше подаваемую силу Святаго Духа, а еще болѣе 2) ту хламиду, въ которую былъ облеченъ Спаситель, преданный поруганію: потому и имѣетъ видъ вретища, и безъ рукавовъ, но яснѣе сей образъ хламиды представляетъ саккосъ, который носятъ первенствующіе Архіереи; сіе же изобразуетъ Фелонъ, испещренный весь крестами и называемый многокрестникомъ, въ который облачаются прочіе Архіереи, для изображенія страсти Спасителя. Онъ же прознаменуетъ и того, Который крестомъ и страданіями исполнилъ вѣчную правду и, сокрушивъ мучителя міродержца, даровалъ намъ истинную свободу. Потому при возложеніи Фелоня говорится: Священницы Твои, Господи, облекутся въ правду, и преподобніи твои радостію возрадуются (Псал. 131, 9). И дѣйствительно, правда черезъ Крестъ даровала намъ радость.

29. Этими одеждами облекается Священникъ (исключая одинъ только набедренникъ) и Діаконъ, и таковы, по нашему разумѣнію, таинственныя ихъ знаменованія. Но Іерархъ возлагаетъ на себя и набедренникъ, и прочія одежды, и чрезъ то имѣетъ вящшую предъ всѣми Священнослужителями благодать. Болѣе же всего Святительскій характеръ Архіерея отличается отъ всѣхъ прочихъ возлагаемымъ Омофоромъ священнымъ, истканнымъ изъ волны, которымъ онъ облекается и спереди, и сзади по раменамъ. Этимъ означается отъ Дѣвы вочеловѣченіе Слова Божія. Потому онъ дѣлается изъ волны, что прообразуетъ 1) заблудшее овча, которое подъялъ Спаситель на рамо Свое; а это овча есть наше естество; 2) Самъ онъ былъ нареченъ Агнцемъ, за насъ закланнымъ: такое значеніе подтверждается и самыми возгласами при возложеніи его на рамена; это надобно разумѣть о священной одеждѣ. На рамо, Христе, заблудшее взявъ естество, вознесшійся, къ Богу и Отиу привелъ еси.

30. Восточные Архіереи и Іереи съ открытою головою совершаютъ Божественную Литургію, исключая одного только Александрійскаго Патріарха. Это дѣлаютъ они не по недостатку уваженія, но потому, что съ этимъ соединяется высшій божественный смыслъ. Апостолъ Павелъ называетъ Іисуса Христа — главою, а насъ членами, и потому повелѣваетъ намъ, изъ уваженія къ Главѣ, молиться съ открытыми головами. Къ тому же, какъ Священник принимаетъ рукоположеніе съ открытою головою, то также съ открытою головою долженъ и молиться, и священнодѣйствовать, Архіерей же — тѣмъ болѣе, потому что, при рукоположеніи его, на голову ему кладется Евангеліе, слова, данныя намъ Богомъ.

31. Здѣсь можетъ сказать кто-нибудь: Патріархъ Александрійскій и другіе премногіе Архіереи, нося, хотя и по древнему преданію, на главѣ своей священное покрывало (то-есть Митру или Святительскую шапку), неужели противозаконно поступаютъ? Я не говорю этого, ибо обыкновеніе сіе подлинно есть древнѣйшее преданіе у содержащихъ оное, да и заимствовано оно изъ самыхъ ветхозавѣтныхъ обрядовъ. Первосвященникъ ветхозавѣтный носилъ на главѣ своей Кидаръ, который и Митрою назывался, какъ и нынѣ могутъ еще сказать носящіе Митру что чрезъ нее прообразуютъ они терновый вѣнецъ Господа нашего, или сударь. При всемъ томъ, носящіе его, совершая Священнодѣйствіе, при случаяхъ благопотребныхъ снимаютъ его съ главъ своихъ, а тѣмъ самымъ доказываютъ, что необходимо нужно слѣдовать и преданію Божественнаго Павла.

32. Архіерей, намѣреваясь священнодѣйствовать, снисходитъ съ солеи и идетъ къ западнымъ дверямъ храма, чрезъ сіе живописуя снисшествіе Сына Божія къ намъ; потомъ облекается въ священныя одежды, и прообразуетъ тѣмъ святѣйшее Его воплощеніе. Снисшедши же къ западнымъ дверямъ храма, представляетъ Его явленіе на землѣ, и даже смерть и сошествіе въ адъ. Это онъ означаетъ, когда отходитъ на средину Церкви къ западнымъ вратамъ.

33. Потомъ начинается, по благословенію Архіерейскому, Священная Литургія, ибо ничего нельзя безъ его благословенія начинать. Тогда Священники, стоя внутрь Божественнаго Алтаря, произносятъ тайно молитвы Антифоновъ, означая собою горніе чины духовнаго воинства; лики же возглашаютъ — Антифоны, прообразуя Соборъ Богогласныхъ Пророковъ, раздѣляя ихъ на три части въ прославленіе Святыя Троицы. Прежде полагаютъ возглащенія, изъ псалмовъ взятыя, послѣ же присовокупляютъ къ нимъ пѣснопѣнія новой благодати; Псаломскія слова возвѣщаютъ Слова Божія воплощеніе, которое сообщено было и древнимъ Патріархамъ Пророческими откровеніями. Чрезъ присоединяемые же къ нимъ припѣвы они знаменуютъ самую благодать, уже совершеніе пріемшую. Потому во первыхъ благоговѣйно чтя нетлѣнно дѣвственно рождшую Его Матерь, просимъ Ея о насъ заступленія, возглашая: Молитвами Богородицы, Спасе, спаси насъ! Потомъ, воспоминая соборы Святыхъ, до смерти подвизавшихся о Таинствѣ вѣры, и вѣнецъ правды на небесахъ отъ Подвигоположника воспріявшихъ, молимъ ихъ о предстательствѣ. Наконецъ, Начальника нашего спасенія и Совершителя, Іисуса Христа, превознося усердными славословіями, торжественно восклицаемъ: Спаси насъ, Сыне Божій.

34. Такимъ образомъ Іерархъ, совершивъ внѣ Святаго Алтаря при вратахъ западныхъ молитвы Антифоновъ, стоитъ съ Діаконами, которые не только образуютъ Богоизбранный Апостольскій ликъ, но и самихъ Ангеловъ, въ таинственномъ смотрѣніи вочеловѣченія послужившихъ Христу. Потомъ Священники, окончивъ свои славословія внутрь Святаго Алтаря, выходятъ къ Архіерейскому Амвону. Чрезъ сіе означается снисшествіе Ангеловъ съ превыспреннихъ круговъ въ Вознесеніи Христовомъ. Тогда передъ ними идутъ Діаконы по два въ рядъ съ зажженными свѣчами; за ними слѣдуетъ священное Евангеліе, а потомъ и самъ Архіерей, окружаемый отовсюду и поддерживаемый Діаконами, грядетъ въ Алтарь; вслѣдъ за нимъ идутъ и прочіе священнослужители, возглашая купно велегласно: Пріидите поклонимся и припадемъ ко Христу. Вскорѣ послѣ того Архіерею клиръ воспѣваетъ привѣтствіе; нѣсколько же прежде сего Діаконъ, держа руками Евангеліе, возглашаетъ: Премудростъ, прости!

35. Шествіе изображаетъ Таинство Воскресенія и Вознесенія Спасителя нашего. Діаконъ, возглашающій: Премудростъ! проповѣдуетъ возстаніе Его, подобно Ангелу, благовѣстившему Воскресеніе; прочій же ликъ Іереевъ и Діаконовъ представляетъ Апостоловъ, соприсутствующихъ Господу и наслаждающихся Его зрѣніемъ, равно означаетъ и святѣйшихъ Ангеловъ. Архіерей прообразуетъ Самого воскресшаго Господа, ученикамъ явившагося и возносящагося отъ земли на небо. Потому и сказано выше, что Храмъ есть образъ земли, а святѣйшій Алтарь — подобіе неба. И какъ при Вознесеніи Іисуса Христа на небо предшествовали славѣ Его, съ Боголѣпнымъ торжествомъ, лики силъ духовныхъ и, по предреченію Боговдохновеннаго Пророка и царя Давида, Возьмите врата! восклицали горнимъ чиноначаліямъ, возглашая его Царемъ Славы и Господомъ: подобное торжество и Церковь творитъ, когда привѣтствуетъ пѣніемъ многолѣтія (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα) Іерарха, великолѣпно входящаго во святый Алтарь, да и священныя двери Алтаря, прежде его входа бывшія затворенными, отворяя при самомъ вшествіи, представляетъ отверстіе прежде затворенныхъ вратъ небесныхъ, при восхожденіи Христа въ нерукотворенная Святая.

36. Вшедшій же Архіерей въ Алтаръ, кадя окрестъ Святый Престолъ благоуханнымъ куреніемъ фиміама, означаетъ тѣмъ сошествіе Духа Святаго, небеснымъ осѣненіемъ котораго вскорѣ покрылись мы послѣ того, какъ Іисусъ Христосъ восшелъ къ славѣ Отца Своего. Ограждая Дикириемъ Евангеліе, чрезъ то даетъ разумѣть, что воплощеніемъ Сына Божія и на небеси и на земли возсіяло просвѣщеніе Іисуса Христа, въ двухъ естествахъ покланяемаго. Ибо вочеловѣченіе Слова Ѵпостаснаго, озарило не только людей, но и Ангеловъ, и научило познанію сокровенныхъ Божіихъ Таинствъ, что воплотившийся есть самъ Сынъ Божій.

37. За симъ непосредственно слѣдуетъ Пѣснь Трисвятаго. Симъ Божественнымъ пѣніемъ провозглашается Таинство Святыя Троицы, о которомъ исповѣдалъ человѣкамъ единъ отъ Троицы, воплощенный Божій Сынъ, Сый въ нѣдрахъ Отчихъ. Оно означаетъ еще единодушіе и мирный союзъ Ангеловъ съ людьми, потому и возглашается какъ внутри Святаго Алтаря священными чинами, такъ и внѣ клириками и людьми предстоящими, потому что Іисусъ Христосъ образовалъ Церковь изъ Ангеловъ и людей. Сіе самое означаетъ и Архіерей, Трикиріемъ вторично ограждая Евангеліе, показывая тѣмъ, что въ Евангеліи заключается проповѣдь о Троицѣ, моляся притомъ, да утвердится сія проповѣдь. Послѣ того Архіерей восходитъ на Горнее Мѣсто, которое прообразуетъ Престолъ Іисуса Христа одесную Бога Отца, и оттуда осѣняя Трикиріемъ, научаетъ насъ: 1) что освященіе наше проистекаетъ только отъ Святой Троицы; 2) что Христосъ, вознесшійся на небо, ниспослалъ на насъ какъ сіяніе Трѵпостаснаго Божества (которое свѣтомъ сего cвѣтилъника знаменуется), такъ и благословеніе Его. Восшедъ же на Горнее Мѣсто и сидя на нем, Архіерей прообразуетъ собою Іисуса Христа, а по бокамъ сидятъ другіе Епископы и Священники, представляющіе ликъ Апостоловъ, причемъ Архіерей возглашаетъ: Миръ всѣмъ! сіе же проявляетъ наше единодушное соединеніе. Ибо Христосъ, по ученію Святаго Апостола Павла, естъ миръ нашъ, разрушившій вражду плотію Своею и сотворивый обоя едино, яже на небеси и яже на земли (Ефес. 2, 14).

38. За симъ слѣдуетъ чтеніе Апостольских Посланій, чрезъ которое знаменуется посланіе Апостоловъ на проповѣдь: чтеніе Посланій Епископы и Священники, кромѣ однихъ Діаконовъ, слушаютъ, сидя на своихъ мѣстахъ, ибо они имѣютъ благодать, равную Апостоламъ. Предъ Евангеліемъ же возглашается пѣснь Аллилуіа, которая есть хвала живому Богу и возвѣщаетъ пришествіе Божественныя благодати, означаемой чтеніемъ Святаго Евангелія.

39. Чтеніе Евангелія значитъ проповѣдь Евангельскую, которою оглашенъ весь міръ по вознесеніи Господнемъ, чрезъ учениковъ Его. Читаются же прежде Апостольскія Посланія, а потомъ провозглашается Евангеліе потому, что ученики Христовы были прежде посланы на проповѣдъ, будучи укрѣплены силою свыше: потомъ уже вселенную повсюду обтекши, проповѣдали Евангеліе. Кажденіе предъ Евангеліемъ знаменуетъ благовоніе Духа Святаго, которое чрезъ проповѣдь Евангельскую по всему міру разлившись, облагоухало сердца человѣческія вѣрою въ Сына Божія.

40. Когда читается Святое Евангеліе, тогда Архіерей слагаетъ съ себя Омофоръ, свидѣтельствуя тѣмъ покорность свою предъ Господомъ. Ибо тогда Самъ онъ вѣщаетъ Евангелъскимъ гласомъ, Самъ присутствуетъ: и въ Его присутствіи Первосвященникъ не дерзаетъ носить на себѣ образъ Его воплощенія, то-есть Омофоръ, но снявъ съ раменъ своихъ, отдаетъ одному изъ Діаконовъ, который, сложивъ его, держитъ правою рукою, стоя близъ самого его, а во время Великаго Входа торжественно идетъ съ нимъ предъ Святыми Дарами, въ честь и уваженіе къ ихъ великому достоинству.

41. Во время чтенія Евангелія одинъ изъ Діаконовъ держитъ передъ Евангеліемъ горящій трикирій; этимъ означается: 1) что въ блаженствѣ грядущаго вѣка для всѣхъ предметомъ зрѣнія и размышленія будетъ Іисусъ, плотію человѣчества облеченный и за насъ преданный страданію: 2) что Христосъ, Сый единъ отъ Троицы, насъ свѣтомъ Божества Своего просвѣщаетъ. По окончаніи Евангелія, Архіерей, сшедъ съ Горняго мѣста и возсылая моленіе о Царяхъ, осѣняетъ трикиріемъ народъ и тѣмъ учитъ, что и благочестивое Царство и Священство Евангеліемъ учреждаются, а потому проситъ вѣчно царствующее Трѵпостасное Божество, да пребудутъ оба они невредимы подъ сѣнію благодати.

42. Потомъ, приступивъ къ Божественному Престолу, начинаетъ возсылать молитвы, какъ служитель Таинства; вскорѣ послѣ того оглашеннымъ повелѣвается изыти вонъ изъ храма и позволяется однимъ только вѣрующимъ пребывать при совершеніи священнодѣйствія. Сіе время Божественной Литургіи означаетъ окончаніе вѣка сего. Егда же проповѣдано будетъ, говоритъ Спаситель, Евангеліе во всемъ мірѣ, тогда пріидетъ кончина; въ скончаніи же, пошлетъ Сынъ человѣческій Ангелы Своя и разлучитъ нечестивыхъ отъ праведныхъ. Сообразно сему дѣйствію судебъ Божіихъ творитъ и Церковь Она повелѣваетъ оглашеннымъ изыти вонъ изъ храма и остатъся однимъ только вѣрующимъ.

43. По сему слѣдуетъ замѣтить и понимать, какую должны имѣть предосторожность вѣрные, чтобы не имѣть сообщенія съ людьми, не православно мыслящими, и съ тѣми, которые живутъ недостойно Христіанскаго званія! наибольшее же тщаніе о семъ обязаны принимать Священныя лица. Ибо ежели молиться съ человѣкомъ, Церковію отверженнымъ, есть беззаконно, то тѣмъ болѣе непозволительно удостоивать его пріобщенія жертвы. Священники не должны принимать приношенія отъ недостойныхъ.

44. Прежде перенесенія Святыхъ Даровъ съ жертвенника на Престолъ, во время Херувимской пѣсни, Святителъ умываетъ руки предъ всѣмъ народомъ, являя тѣмъ свою чистоту и незазорность совѣсти, съ которою приступаетъ къ священнодѣйствію, а притомъ и намъ внушаетъ, что къ страшнымъ Тайнамъ приступать должно, очистивъ себя прежде отъ всякія скверны, и такъ служить Таинствамъ пречистымъ.

45. Потомъ слѣдуетъ перенесеніе Божественныхъ даровъ. Оно бываетъ съ большимъ великолѣпіемъ. Чтецы, Діаконы, Пресвитеры и прочіе служители Церкви, иные съ зажженными свѣчами, другіе со священными сосудами, идутъ одни впереди, другіе позади. Сіе торжественное сопровожденіе Даровъ означаетъ имѣющее быть въ кончину вѣка пришествіе Спасителево, когда явится Онъ со славою; потому и предшествуетъ Омофоръ, представляющій Крестъ на немъ начертанный. Этотъ крестъ означаетъ знаменіе Іисуса Христа, которое тогда явится съ небеси, и которое увидитъ тогда всякій человѣкъ. Крестъ означаетъ и Самого Іисуса, по немъ тогда пріити имѣющаго съ силою и славою многою. За Омофоромъ слѣдуютъ Діаконы, образующіе чины Ангеловъ, которые прознаменуются Рипидами, которыя Св. Діонисій называетъ крылами. Потомъ идутъ носящіе Божественные Дары, а за ними и прочіе. Послѣ же слѣдуетъ и самый тотъ, который на главѣ своей несетъ Священный покровъ, называемый Воздухомъ. Этотъ Воздухъ образуетъ обнаженнаго и мертваго, Іисуса, препровождаемаго къ Боголѣпному погребенію. Всѣ они обходятъ храмъ, моляся о людяхъ, также и объ Архіереѣ священнодѣйствующемъ, возсылая моленія велегласно. Они молятся о томъ, чтобы Богъ помянулъ во царствіи Своемъ. А сіе все доказываетъ, что при кончинѣ міра Спаситель, явившись съ небесъ и нечестивыхъ отдѣливъ отъ собора праведныхъ, вѣровавшихъ дастъ наслѣдіе Царствія Божія. Сіе Царство Божіе есть Самъ Богочеловѣкъ, Христосъ Іисусъ, и размышленія о Его смотрѣніи, то-есть: мы будемъ тогда созерцать единственно то, что Единородный Божій Сынъ смирилъ Себя даже до смерти, заклался для нашего искупленія, что тѣло Его за насъ закланное, будучи обожено и всякой жизнеподательности исполнено, показуетъ намъ виды язвъ, что, перемѣнившись въ безсмертное, оно побѣду надъ смертью даровало, изъ сихъ знаковъ тлѣнія точитъ намъ нетлѣніе и обоженіе со Ангелами, сдѣлалось пищею, питіемъ, жизнію, свѣтомъ истиннымъ, хлѣбомъ жизни и жизнію вѣчною. И такъ сей входъ есть прообразованіе и втораго пришествія Христова, и Его погребенія, ибо Самъ Онъ будетъ единъ вѣчноблаженное наше царство.

46. Во время великолѣпнаго сего шествія всѣ вѣрующіе достодолжно преклоняютъ свои главы ко Іереямъ, и творятъ поклоны, прося молитвъ ихъ и воспоминанія при священнодѣйствіи Божественномъ, равно же и изъявляя почтеніе Святымъ Дарамъ. Ибо хотя совершенно они еще не освящены: однако уже предпосвящены Богу въ Проскомидіи, гдѣ Священникомъ принесено о нихъ моленіе Господу, чтобы воспріялъ Онъ ихъ въ пренебесный жертвенникъ, хотя они не претворялись еще совершенно въ тѣло и кровь Господню, но къ жертвоприношенію сему уже приготовлены, и суть жертва Богу, суть предъизображенія Владычняго тѣла и крови. Ежели мы Святымъ иконамъ воздаемъ честь и поклоненіе: то еще больше должны поклоняться симъ Священным Дарамъ, которые, по изъясненію великаго Василія, суть вмѣстообразная, суть предначертанія высочайшихъ Таинствъ, и предназначены къ тому великому совершенію, чтобы быть тѣломъ и кровію Христовою. Надобно же припадать ко Іереямъ и для священныхъ сосудовъ, отъ нихъ несомыхъ, хотя бъ были нѣкоторые изъ нихъ и пусты. Всѣ суть исполнены Святыни по причинѣ совершаемыхъ въ нихъ Даровъ. Не должно же сему и удивляться, что нѣкоторые изъ сосудовъ священныхъ, не имѣя никакого въ себѣ вложенія, въ сей знаменитой церемоніи носятся. Ибо носятъ ихъ изъ благоговѣнія къ Святымъ Дарамъ и для того, дабы какъ взирающіе на нихъ, такъ и приближающіеся къ нимъ получили освященіе.

47. Когда же сіи священныя знаменія Тѣла и Крови Христовой поставлены на Божественной трапезѣ, тогда покрываются Воздухомъ. Чрезъ это означается, что Іисусъ Христосъ, съ начала Своего явленія, не всѣми былъ признанъ, яко Онъ есть Сынъ Божій, и хотя въ плоть человѣческую облекся, но Божество съ нимъ неразлучно сопребывало и всегда есть непостижимъ и неизслѣдимъ, и столько познаваемъ бываетъ, сколько Самъ благоизволитъ открыть кому Свое величество.

48. Потомъ преклонивъ главу свою, Архіерей проситъ у всѣхъ молитвъ и о себѣ: 1) всѣмъ равнымъ признавая себя человѣкомъ; притомъ 2) ужасаяся и трепеща предлежащаго ему служенія; къ сему жъ 3) исполняя и Апостольское повелѣніе: Исповѣдайте, говоритъ Святый Іаковъ, другъ другу согрѣшенія и молитеся другъ за друга (Іак. 5, 16); ибо самъ о себѣ молиться не дерзаетъ, будучи человѣкомъ немощами обложеннымъ. Такимъ смиреннымъ образомъ испросивъ о себѣ молитвъ отъ священнослужителей, выходитъ изъ Алтаря, и осѣняетъ народъ, моляся о людяхъ, и о себѣ прося молитвы отъ всѣхъ. Ликъ тогда не Господи помилуй! но, На многая лѣта, Владыко! восклицаетъ (εἰς πολλὰ ἔτη, Δέσποτα), желая ему благопоспѣшенія во священнодѣйствіи, и пребыванія долговременнаго въ Святительскомъ званіи.

49. По возвращеніи его во святый Алтарь затворяются царскія врата, ибо не должны быть отъ всѣхъ зримы Таинства, въ немъ совершаемыя, но едиными только тѣми, кои къ совершенію призваны. И какъ между Ангельскими силами, по премудрому въ тайнозрѣніяхъ Божественныхъ Діонисію, такой учрежденъ порядокъ, что первые чины наслаждаются свѣтомъ Божественнымъ непосредственно, вторые чрезъ первыхъ, а послѣдніе чрезъ сихъ посредствующихъ свѣтомъ Божества озаряются: подобное чиноположеніе и въ Церкви зрится. Архіерей непосредственно приближается къ Святой Трапезѣ, Священники и прочіе служители Таинствъ чрезъ него, а чрезъ нихъ уже простолюдины входятъ во общеніе съ страшнымъ священнодѣйствіемъ, и слышатъ воспѣваемыя Божественныя славословія.

50. По совершеніи молитвы приношенія Даровъ и другихъ приношеній, предъ возглашеніемъ Божественнаго Символа, бываетъ цѣлованіе. Оно знаменуетъ: 1) что правымъ Троицы, и единаго изъ Нея воплощеннаго Лица исповѣданіемъ, мы не только между собою, но со Ангелами соединились; и 2) что любить другъ друга непреложный долгъ нашъ, ибо и Христосъ принесъ Себя за насъ жертву Богу Отцу, только по единой Божественной къ намъ любви; 3) лобзаніе сіе означаетъ еще и то, что приступающему ко святому причащенію отнюдь не должно являться предъ Алтаремъ съ сердцемъ, изрыгающимъ злобу и мщеніе на своего клеврета. Предзнаменуетъ же 4) и сіе, что въ обѣтованной жизни всѣ искреннимъ между собою будутъ сопряжены союзомъ дружества, и не услышится тамъ нарицаніе врага; ибо враждебные духи далеко отвержены будутъ отъ мирнаго того гражданства. Во время чтенія Символа, держатъ Воздухъ Іереи надъ Святыми Дарами, пріосѣняя ихъ, и какъ бы отъ созерцанія очесъ сокрывая, дондеже совершится, чѣмъ внушаютъ намъ, что кто хощетъ видѣть Іисуса Христа, тотъ предварительно долженъ исповѣдать тайны смотрѣнія Его правымъ умомъ, чистымъ сердцемъ и нелицемѣрными устами.

51. Совершивъ все сіе, Архіерей приступаетъ къ самой Евхаристіи, которую и начинаетъ исчисленіемъ великихъ дѣлъ Божіихъ, и за все возблагодаривъ Бога, переходитъ къ торжественному хваленію безплотныхъ воинствъ, и съ ними соединившись, единую побѣдную пѣснь возглашаетъ Господу силъ: Святъ, Святъ, Святъ, Господъ Саваоѳъ, исполнь небо и земля Славы Твоея. Тужъ самую пѣснъ восклицаетъ и народъ, показуя, что въ грядущемъ вѣкѣ всѣ мы, соединившись во едино общество со Ангелами, единое съ ними хваленіе воскликнемъ Господу Саваоѳу. Далѣе прославивъ величественнѣйшее болѣе всѣхъ Божіихъ благодѣяній дѣло, самое воплощеніе единороднаго Сына Божія и его смотрѣніе, т.-е. смерть, потомъ приступаетъ къ воспоминанію Таинствъ, въ Сіонѣ на вечери совершенныхъ, и самые возглашаетъ Божественные глаголы, которые изрекъ тогда Спаситель, сященнодѣйствуя.

52. Воздавъ за все сіе чудному Его о насъ промыслу благодареніе, и виды хлѣба и вина, предложенные на Престолѣ, о всѣхъ и за вся оказанныя Его къ намъ благодѣянія, Ему въ жертву принесши, потомъ проситъ какъ на себя самого, такъ и на предлежащіе Дары, ниспосланія благодати Духа Святаго; освятивъ Дары крестообразнымъ осѣненіемъ своей руки и призываніемъ Духа Пресвятаго, уже видитъ Самого въ нихъ Іисуса Христа, передъ собою возлежащаго, Который есть для насъ хлѣбъ и чаша жизни. Ибо Его есть слово сіе: Хлѣбъ сей есть тѣло Мое; Его жъ и сіе: а еже въ чаши, есть кровь Моя, чистительная жертва всего міра; сладость, оживотворяющая души; веселіе духовное; царство небесное, истинное благо, подаваемое вѣрующимъ отъ Святой Трапезы.

53. Потому Іерархъ съ дерзновеніемъ о всѣхъ молитвы возсылаетъ; съ дерзновеніемъ потому, что видитъ человѣколюбиваго и незлобиваго Господа, предъ лицемъ своимъ смиренно возлежащаго и во очищеніе міра священнодѣйствуемаго, и воспѣваетъ Его и о всѣхъ молится и воспоминаетъ объ усопшихъ, преимущественно же о дѣвственнорождшей Іисуса Отроковицѣ, Божіей Матери. Этимъ свидѣтельствуемъ, что чрезъ сію жертву мы вошли въ общеніе со святыми, что они, имѣя дерзновеніе къ возлюбившему ихъ, и отъ нихъ возлюбленному Господу, могутъ и насъ съ Нимъ примирить и соединить, чрезъ проливаемыя предъ лицемъ Его моленія. Послѣ сего, прося усердно отъ Бога Отца, да даруетъ намъ едиными устами и единымъ сердцемъ со дерзновеніемъ воспѣть великолѣпное имя Его, и призвавъ на насъ милости Бога нашего Іисуса Христа, возводитъ насъ во усыновленіе къ небесному Отцу, моляся вмѣстѣ, да очистясь чрезъ Его единосущнаго Сына отъ всякаго порока, будемъ по благости Его сынами, и достойно наречемъ Его небеснымъ Отцемъ своимъ. Усыновленіе наше небесному Отцу показываетъ какъ наше другъ съ другомъ единодушіе, такъ и соединеніе съ Богомъ въ Духѣ Святомъ, чрезъ единороднаго Его Сына, долженствующее совершиться въ грядущемъ вѣкѣ. За симъ Архіерей молится и благодаритъ Бога, съ преклоненіемъ главы, прося Его ниспослать на всѣхъ свое благословеніе, освятить и укрѣпить во благое, и предлежащихъ Таинствъ сподобить неосужденно.

54. Такимъ образомъ совершивъ священнодѣйствіе, Архіерей приступаетъ къ самому причащенію. Приступая-жъ, беретъ обратно на свои рамена Омофоръ; этимъ означаетъ, что прежде онъ былъ въ должности служителя и потому не дерзалъ возлагать на себя священновластное оное одѣяніе. А какъ священнодѣйствіе окончилось, и онъ долженъ уже воздвигнуть хлѣбъ, раздробить его на части, пріобщить себя самого, и послѣ допустить другихъ къ причащенію, то и имѣетъ нужду облечь себя во всѣ священныя знаменія своего достоинства. Но преимущественное украшеніе Святительскаго сана есть Омофоръ; почему и долженъ украсить себя сею благолѣпною одеждою и въ ней воспринять Божественные Дары.

55. Итакъ, возложивъ на себя Омофоръ, воздвигнувъ хлѣбъ, и возгласивъ: Святая Святымъ! къ Божественной и живой пищѣ, предлежащей на священной трапезѣ, зоветъ симъ гласомъ всѣхъ святостію жизни себя предуготовившихъ: Святая Святымъ! Народъ же едиными устами и сердцемъ отвѣчаетъ: Единъ Святъ, Единъ Господь Іисусъ Христосъ, во славу Бога Отца. Единодушное сіе возглашеніе людей означаетъ оное торжественное Іисуса Христа отъ всего Свѣта признаніе и исповѣданіе, которое по предвѣщанію Святаго Апостола, исполнится въ послѣдній день, когда поклонится и покорится Іисусу Христу всяко колѣно небесныхъ, и земныхъ и преисподнихъ и всякъ языкъ исповѣсть яко Господm Іисусъ Христосъ во славу Бога Отца (Флп. 2, 10-11). Сіе пророчество исповѣдуетъ какъ общее соединеніе вѣрующихъ, такъ единогласное отъ всѣхъ народовъ міра проповѣданіе воплощеннаго Сына Божія, Который вадъ всѣми воцарится, и царствію Котораго, по писанію, не будетъ конца. Отвѣтъ же народа на слова: «Святая Святымъ», возгласомъ: «Единъ Святъ» и проч., означаетъ, во-первыхъ, ту несозданную святость, коею Существо Божіе Само въ Себѣ отъ вѣчности изобилуетъ и которая есть источникъ освященія всѣмъ; а во-вторыхъ наше смиреніе. Мы какъ бы такъ восклицаемъ: «Кто можетъ быть чистъ изъ насъ отъ грѣховъ, или кто святъ? Единъ только Святъ, единъ Богочеловѣкъ Іисусъ Христосъ, Который по Своему человѣколюбію и насъ освящаетъ».

56. Возвышеніе Святаго Хлѣба прообразуетъ воздвиженіе Іисуса Христа на Крестъ; потому предстоитъ близъ Его Потиръ, содержащій въ себѣ самую истекшую тогда изъ ребръ Христовыхъ Кровъ и воду. Потомъ Архіерей четверочастно раздробляетъ Святый Хлѣбъ и крестообразно оный полагаетъ; творя же такое раздробленіе Агнца, прообразуетъ тѣмъ распинаніе Іисуса Христа. Этого предмета что же можетъ быть величественнѣе? Ибо Самъ верховный Богъ созерцается здѣсь, содѣлавшійся для насъ смиреннымъ человѣкомъ. Потомъ горнюю часть Святаго Хлѣба взявъ и сотворивъ съ нею надъ Потиромъ образъ Креста, влагаетъ въ Чашу, и чрезъ то творитъ соединеніе Таинствъ. По семѣ соединеніи вливаетъ въ Чашу теплую воду, свидѣтельствуя тѣмъ, что Тѣло Господа Іисуса, по разлученіи съ духомъ Его на Крестѣ, хотя было мертво, но при всемъ томъ пребыло животворящимъ. Ибо Божество, Ѵпостасно съ Нимъ соединившееся, Его не оставило: чудотворныя силы, изъ Него прежде безмѣрно точившіяся, отъ Него не удалилися. Вліяніе воды можетъ имѣть еще и слѣдующее знаменованіе: какъ теплая вода, по теплотѣ своей, животворное начало, то, чтобъ сія животворность ея и въ самое время божественнаго причащенія нами была чувствуема, влагается она въ Чашу, дабы мы, прикасаясь устами нашими ко святому Потиру, и пріемля въ себя раствореніе Крови Господней, такое ощущали впечатлѣніе, какъ бы изъ самаго пронзеннаго спасительнаго ребра Владычня пили Кровь животворящую, еще теплыми парами дышащую. Вотъ какъ мы понимаемъ вліяніе теплоты въ Потиръ! Много и другихъ причинъ сему священнодѣйствію отъ Богомудрыхъ учителей Церковныхъ показывается, намъ же довольно и вышеозначеннаго объясненія: ибо оно есть самое то, которое назнаменуетъ Церковъ, когда влагаетъ теплоту во святые Дары, со слѣдующими словами: теплота вѣры, исполнь Духа Святаго. Яснѣе же еще доказываетъ сіе въ Преждеосвященной Литургіи употребленіе теплоты; ибо ежели бы для другихъ какихъ причинъ сія вода вливаема была во святые Дары, то не было бы нужды вторично ее вливать въ Потиръ; потому что уже на совершенной Литургіи она была въ раствореніи Тѣла и Крови Христовой.

57. Потомъ Архіерей раздробляетъ Святый Хлѣбъ на многія частицы, и симъ подражаетъ священнодѣйствію Самого Іисуса Христа. Онъ, какъ повѣствуется во Евангеліи, пріимъ хлѣбъ, переломилъ и даде ученикамъ Своимъ. Прежде же всѣхъ причащается самъ Святаго Хлѣба, а потомъ и страшной Чаши, никто другой не можетъ ему подавать Святыя Тайны, развѣ также, какъ и онъ, Архіерей. По причащеніи самого себя, онъ раздаетъ и прочимъ Священнослужителямъ Алтаря Божеcтвенные Дары; они, пріемля ихъ, цѣлуютъ его руку и ланиту. Чрезъ сіе раздаяніе означается, что Іисусъ и въ грядущемъ вѣкѣ пребудетъ въ нерушимомъ соединеніи съ плотію Своею, но и она будетъ очамъ блаженныхъ предметомъ зрѣнія и вѣчнаго наслажденія. Руку же и ланиту Іерарха лобзаютъ священнослужители потому: 1) что рука есть служительница страшныхъ Тайнъ, близко къ нимъ прикасается; а ланита есть орудіе, которымъ совершаются молитвы: лобзаютъ же еще руку и ланиту Архіерея 2) и въ знаменіе взаимной нашей любви и соединенія другъ съ другомъ, что подтверждается самыми словами, въ сіе время произносимыми: Христосъ посредѣ насъ; 3) въ воспоминаніе, что на ней Господь нашъ понесъ заушеніе; это должно въ Архіереѣ возбудить мысль, какъ смиренъ былъ Учитель всѣхъ, Владыка! и уничтожить въ немъ всякое чувство гордости.

58. По причащеніи всѣхъ Священнослужителей во Святомъ Алтарѣ близъ самаго Престола такимъ образомъ, что принимая Хлѣбъ прежде въ руки, потомъ пія изъ Чаши, по порядку своихъ степеней, послѣ показуются покровенные Святые Дары; это дѣлается въ знакъ того, что не подобаетъ всѣмъ зрѣть страшныя Тайны. Тогда ежели кто ко причащенію себя предуготовилъ, приблизившись со страхомъ и благоговѣніемъ, сподобляется ихъ; однако не непосредственно изъ Чаши, но Лжицею изъ руки Святительской причащается. Потомъ Архіерей, помолясь о Божіемъ достояніи и о благочестивѣйшемъ Императорѣ и людяхъ Его, прося имъ спасенія и благословенія Его, отпускаетъ Святые Дары съ куреніемъ ѳиміама въ Предложеніе, произнося все то, что напоминаетъ вознесеніе Спасителя, и по немъ славу проповѣди Его, всю тварь огласившей. Онъ какъ бы симъ образомъ тогда бесѣдуетъ съ Спасителемъ: Ты снизшелъ до насъ, и явился между нами, какъ равный намъ человѣкъ, Ты вознесся на небо къ Отцу Своему, и наполнилъ землю славою Твоею; мы, ею облеченные, совершая Божественныя Твоя Тайны, причащаемся Тебя, и неразлучно съ Тобою пребываемъ.

59. Потомъ Святые Дары переносятся въ Предложеніе; Дискосъ возлагается на главу Діакона, а Потиръ несетъ Священникъ въ рукахъ; самъ Архіерей, воздавъ благодарственныя молитвы и умывъ руки, исходитъ изъ Святаго Алтаря, и раздаетъ народу такъ называемый Антидоръ. И такъ какъ Іерархъ представляетъ собою образъ Іисуса Христа, Котораго въ Священнодѣйствіи приносилъ въ жертву, Тѣлу и Крови Котораго пріобщался и другимъ давалъ пріобщаться, надобно, чтобъ и люди освященія сподобились, которое хотя и получаютъ вѣрующіе таинственнымъ и духовнымъ образомъ отъ слушанія молитвъ и присутствія при страшномъ Священнодѣйствіи, но мы тѣломъ чувственнымъ облечены и, слѣдовательно, намъ надобно принимать освященіе чрезъ посредство чего нибудь видимаго. Сіе самое и ниспосылается на насъ чрезъ воспріятіе Антидора. «Антидоръ есть хлѣбъ освященный, о которомъ въ Предложеніи принесены молитвы, изъ котораго внутренняя часть изъята, и въ Священнодѣйствіи въ тѣло Владычне, молитвами Архіерейскими или Іерейскими, освящена». Сей-то Хлѣбъ, какъ носящій на себѣ знаменіе копіемъ, послѣ всего и Божественныхъ глаголовъ сподобившійся, вмѣсто страшныхъ Даровъ раздается, т.-е. не причастившимся Божественныхъ Таинствъ. Послѣ этого Архіерей, испросивъ благословеніе Господне на предстоящихъ, оканчиваетъ Литургію.

60. Намъ хотѣлось пространнѣе изъяснить Таинства Божественной службы, но слабость ума нашего далѣе простираться возбраняетъ, а притомъ вѣдаемъ, что нѣкоторые изъ великихъ и искуснѣйшихъ въ Божественныхъ умозрѣніяхъ мужей, о семъ самомъ предметѣ, по мѣрѣ высокаго своего знанія, довольно уже писали, мы умалчиваемъ, отсылая васъ къ ихъ премудрымъ писаніямъ. Да и все то, что мы въ этихъ разсужденіяхъ изложили, вымыслили не отъ себя, но почерпнули изъ писаній Отцевъ, которые мудро говорили объ этихъ предметахъ. Равномѣрно предполагали мы изъяснить и на Проскомидіи совершаемое; но и объ этомъ тѣже великіе Учители пространно разсуждали, почему нѣтъ нужды и о нихъ намъ бесѣдовать, упомянемъ объ этомъ только вкратцѣ.

61. По древнему установленію, во-первыхъ, Священникъ приготовляетъ Агнецъ къ жертвоприношенію, потомъ соединяетъ вино и воду въ чашѣ; далѣе приноситъ Богу частицы: изъ нихъ первую, въ честь преблагословенныя Дѣвы Маріи, Матери Господни, а другія въ память Святыхъ, прочія же о живыхъ и мертвыхъ, въ вѣрѣ скончавшихся. И такъ спрашивается: «Какую силу имѣютъ въ себѣ частицы? и претворяются ли онѣ въ Тѣло Господне? какое дѣйствіе производятъ на тѣхъ, за кого приносятся?»

62. Что частицы тѣмъ, за кого приносимы бываютъ, приносятъ многоразличную пользу, о томъ ученіе отъ древнихъ Отцевъ дошло до насъ. Частицы представляютъ при Священнодѣйствіи тѣ самыя лица, отъ имени которыхъ вынимаются, и бываютъ о нихъ жертвоприношеніемъ Богу. Сіе подтверждается словами, отъ Священника во время Проскомидіи произносимыми: Пріими, Господи, глаголетъ онъ, жертву сію въ пренебесный Твой жертвенникъ! Частицы, о Святыхъ приносимыя, служатъ имъ въ славу, честь, въ преумноженіе достоинства и въ большее пріятіе Божественнаго Свѣта; о вѣрныхъ же приносимыя, усопшимъ ходатайствуютъ избавленіе отъ грѣховъ и пріобщеніе Божественныя благодати, живымъ же, ежели только въ покаяніи жизнь свою препровождаютъ, даютъ защиту отъ несчастій, служатъ ходатайствомъ объ оставленіи грѣховъ. И потому Божественное священнодѣйтвіе соборамъ Святыхъ бываетъ въ пріумноженіе немерцающей славы, и вѣрнымъ даруетъ Божественную милость и Его щедроты.

63. Но сколько полезно тому, за кого приносится жертва сія, когда онъ живетъ достойно званію Христіанскому, столько бѣдственно и вредно тому, кто, предавъ себя грѣховной жизни, нерадитъ о достойномъ исправленіи званія Христіанскаго. Ибо частица, будучи принесена отъ имени какого либо Христіанина, и близъ Божественнаго хлѣба возлежащая, когда онъ священнодѣйствуется и премѣняется въ Тѣло Господне, дѣлается причастною освященію, и внесенная въ раствореніе Святаго Потира напояется тогда животворящею Кровію: почему и душѣ той, за которую принесена бываетъ, ниспосылаетъ благодать; тогда совершается духовное соединеніе человѣка съ Богомъ. Если душа благочестива, или хотя по слабости и въ грѣхъ падаетъ, но потомъ покаяніемъ очищается: такое невидимо пріемлетъ общеніе Духа Святаго, часто же и тѣлесной сподобляется пользы, это свидѣтельствуетъ многократно опытъ. Ежели же кто будучи преданъ грѣху, и отъ него отступить не хочетъ, такой, какъ недостойный общенія съ Богомъ, горшее осужденіе себѣ пріиметъ отъ принесенной за него жертвы. Поэтому Священникъ внимательно долженъ наблюдатъ, чтобы не принимать приношеній и не возноситъ жертвъ за такихъ людей, которые, изгнавъ изъ сердца своего стыдъ и совѣсть, предаются всякому беззаконію; за это и самъ Священникъ подвергается вмѣстѣ съ ними осужденію. Отъ сего-то приключаются человѣку и многоразличныя искушенія и скорби. Сего ради, вопіетъ Павелъ, мнози въ васъ немощни и недужливы, и спятъ довольни (1 Кор. 11, 30).

64. И такъ Священникъ долженъ въ сихъ столько великихъ строеніяхъ Божіихъ быть къ себѣ строго внимательнымъ и себя самого испытывать и разсуждать, по Писанію, и осторожнымъ быть сколько возможно. Ибо ежели неизмѣнный долгъ его пещися о другихъ, то тѣмъ болѣе о себѣ самомъ! Если ядый и піяй недостойнѣ, судъ себѣ ястъ и піетъ (1 Кор. 11, 29) тѣмъ большему осужденію подлежитъ тотъ, кто дерзаетъ недостойно священнодѣйствовать. Потому мы, принявшіе благодать Священства, должны быть къ себѣ какъ можно болѣе внимательны, заботиться о чистотѣ и святынѣ, и непамятозлобивому нраву научаться. Да возрастутъ же въ душахъ нашихъ смиреніе и любовь! Эти добродѣтели суть первыя свойства Іисуса Христа. Тогда и въ настоящемъ вѣкѣ достойно Его пріобщимся, и въ грядущемъ удостоимся неизглаголаннаго и вѣчнаго съ Нимъ соединенія, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего, Іисуса Христа, Которому принадлежитъ всякая слава, честь и поклоненіе, со безначальнымъ Его Отцемъ, и съ Пресвятымъ и Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.

Источникъ: Историческое, догматическое и таинственное изъясненіе Божественной Литургии. Основано на Священномъ Писаніи, Правилахъ Вселенскихъ и Помѣстныхъ соборовъ, и на писаніи Св. Отцевъ Церкви. Составлено Иваномъ Дмитревскимъ. Вновь пересмотренное и исправленное, съ рисунками Академика Ѳ. Г. Солнцева. Съ приложеніемъ «Книги о храмѣ» Симеона, Митрополита Солунскаго. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1884. — С. 305-352.

Электронную публикацію подготовилъ: Андрей Камышанцевъ.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0