Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Свт. Савва, архіеп. Сербскій († 1237 г.)
Слово о жизни преп. Симеона Мѵроточиваго, его отца
[1].

1. Да будетъ вамъ извѣстно, братіе, что на пустынномъ мѣстѣ, гдѣ находится этотъ нашъ монастырь, прежде производилась охота за звѣрями. Когда однажды пришелъ сюда на охоту нашъ господинъ Стефанъ Неманя, самодержецъ, владѣтель всей Сербской земли, заблагоразсудилось ему въ этомъ пустынномъ мѣстѣ создать этотъ монастырь для успокоенія и умноженія иноковъ. Сего треблаженнаго поистинѣ нашего господина и отца Стефана Неманю, да будетъ извѣстно всѣмъ намъ и другимъ, Самъ Богъ, творящій все къ добру для людей, не хотя погибели человѣческой, поставилъ владѣтелемъ всей Сербской земли. Онъ возобновилъ прародительское наслѣдіе и его еще болѣе утвердилъ, благодаря Божіей помощи и своей, данной ему отъ Бога, мудрости; онъ возстановилъ падшую свою дѣдину и занялъ отъ Поморской земли область Зету съ городами, — отъ Рабна — обѣ половины мѣстности Пилота и отъ Греческой земли — Пáтьково, все Хвостенское поле, мѣстности по рѣкѣ Дриму, Кострецъ, Держковину, Ситницу, Лабъ, Липланъ, Глубочицу, Рѣкѣ, Ушну, мѣстности по рѣкѣ Моравѣ, Загрелату, Лѣвче, Бѣлицу. Всѣ эти мѣстности — часть его дѣдины, утерянной въ старину вслѣдствіе насилій, онъ своею мудростію и своими трудами пріобрѣлъ и сдѣлалъ достояніемъ Сербскои земли. Когда, во время его владычества, Божіимъ поспѣшеніемъ, повсюду царили миръ и тишина, онъ, поистинѣ дивный, былъ грозою для всѣхъ живущихъ вокругъ его: его обладаніе Сербскою землей, продолжавшееся 37 лѣтъ, было безопасно и никѣмъ неврежденно.

Какъ мы назовемъ его? Властителемъ ли, или лучше наставникомъ? Ибо онъ утвердилъ и вразумилъ сердца всѣхъ и научилъ, какъ подобаетъ православнымъ христіанамъ содержать правую вѣру въ Бога; онъ прежде всего собою представлялъ примѣръ благочестія, а потомъ и другихъ наставлялъ; онъ освятилъ церкви, построилъ монастыри, — съ наслажденіемъ слушалъ епископовъ, почиталъ священниковъ и къ монахамъ имѣлъ великое почтеніе и любовь; онъ былъ надеждою для безнадежныхъ, заступникомъ бѣдныхъ, кормителемъ нищихъ; онъ одѣвалъ нагихъ и вводилъ въ свой домъ, воспитывалъ сиротъ, защищалъ вдовицъ, былъ поистинѣ матерью для слѣпыхъ, хромыхъ, немощныхъ, глухихъ и нѣмыхъ — просто сказать: онъ роздалъ все свое имѣніе; это былъ второй Авраамъ страннопріимецъ, земной ангелъ, небесный человѣкъ. Потому-то и Богъ возвеличилъ его и даровалъ ему имя паче всякаго имени: ему всѣ народы поклонились. Мало того, онъ самъ построилъ монастыри: 1) св. Николая въ мѣстности Теплицѣ; 2) Пресвятой Богородицы тамъ же; потомъ 3) св. Георгія въ мѣстности Расѣ; во всѣхъ этихъ монастыряхъ онъ устроилъ подобающій порядокъ. Наконецъ, онъ же построилъ и сей нашъ святой монастырь въ честь Пресвятой Владычицы нашей Благодѣтельницы Богородицы со всѣми малыми и великими принадлежностями: далъ ему села со всѣми правами надъ ними, съ иконами, дорогими сосудами, книгами, ризами, занавѣсями, что все записано въ его грамотѣ съ золотою печатью и на стѣнѣ въ церкви. При этомъ онъ клятвою запретилъ, чтобы никто не нарушилъ его завѣщанія, какъ услышите впереди.

2. Съ Божіей помощью и своими трудами пріобрѣтши все это, пользуясь, по Божіему поспѣшенію, отовсюду миромъ и тишиною, св. Симеонъ (въ мірѣ Стефанъ) пожелалъ породниться съ великимъ греческимъ царемъ Алексѣемъ Комниномъ и взялъ его дочь въ жену для своего благороднаго возлюбленнаго сына Стефана, котораго призналъ своимъ преемникомъ. Сей благовѣрный и христолюбивый пречестный старецъ (Симеонъ) подвизался, чтобы въ день страшнаго суда быть причислену къ числу угодившихъ Богу и получить райское оное и неизреченное жилище. При такомъ настроеніи, онъ въ особенности желалъ принять Ангельскій и Апостольскій образъ и ревностно старался послѣдовать Господнимъ словамъ: возьмите иго Мое на себе и научитеся отъ Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ: и обрящете покой душамъ вашимъ. Иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть (Матѳ. 11, 29-30). Въ писаніи же говорится: любы Божія связана съ вѣрою вѣрныхъ; вѣрѣ блаженнаго сего старца особенно соотвѣтствовало изреченіе: любяй отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ; и иже не пріиметъ креста своего и по Мнѣ грядетъ, нѣсть Мене достоинъ: всякъ бо, иже оставитъ домъ, или села, или имѣніе, или жену, или дѣтей, или братьевъ, или отца, или матерь имени Моего ради, сторицею пріиметъ и животъ вѣчный наслѣдитъ. Это желая воспріять, боголюбивый отецъ нашъ и ктиторъ постоянно молился Премилостивому Владыкѣ не лишить его желаемаго.

Въ теченіе своего тридцати-семилѣтняго владычества, онъ непобѣдимо и невредимо сохранилъ свою державу и свое могущество; своихъ благородныхъ дѣтей воспиталъ въ благовѣріи и чистотѣ. Но мы не описали по порядку всего, что видѣли и слышали, избѣгая многословія; впрочемъ, одинъ Богъ знаетъ, да и отъ людей не скрыто, сколь великъ былъ трудъ сего блаженнаго мужа ради насъ и людскаго невѣжества: этотъ нашъ учитель имѣлъ мудрость Соломона, кротость Давида и цѣломудріе Іосифово; онъ былъ дивенъ и страшенъ, владыка владѣющихъ и господинъ господствующихъ — просто сказать: подобнаго ему нѣтъ. — Итакъ изложу о семъ вкратцѣ, чтобы слово не вышло пространнымъ.

3. Когда исполнился 37-й годъ его управленія государствомъ, премилостивый Владыка не презрѣлъ его искренняго моленія, но какъ щедрый, милостивый и мздовоздаятель хочетъ, чтобы всѣ спаслись. Когда наступилъ этотъ годъ, прозорливый сей мужъ (Симеонъ) счелъ за ничто всю славу и почести сего міра и вся красота сей временной жизни показалась ему дымомъ; любовь же его ко Христу возрастала и его сердце воспламенялось, что уже уготовано ему жилище и пречистое вмѣстилище святой его душѣ; Христосъ внушилъ ему это и наставилъ. И вотъ созываетъ онъ къ себѣ своихъ благородныхъ дѣтей и всѣхъ избранныхъ бояръ малыхъ и великихъ; когда они собрались, онъ сталъ говорить слѣдующее наставленіе: «возлюбленныя мои дѣти, мною воспитанныя! Всѣмъ вамъ извѣстно, какъ Богъ, по Своему Промыслу, поставилъ меня властвовать надъ вами; извѣстно и то, каковою униженною нашелъ я вначалѣ землю нашу, но помощію Бога и Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, я сколько могъ трудился и не успокоился до тѣхъ поръ, пока не привелъ все въ порядокъ; и при Божіемъ содѣйствіи, я увеличилъ вашу землю въ длину и ширину, что всѣмъ извѣстно. До сего времени я всѣхъ, какъ и своихъ дѣтей, воспиталъ и научилъ, какъ надлежитъ содержать православную вѣру, многіе иноплеменники возставали на меня и обступали меня, какъ пчелы сотъ, но именемъ Господнимъ я оказывалъ имъ сопротивленіе и одолѣвалъ ихъ. Посему и вы, мои возлюбленныя дѣти, не забывайте ученія и правовѣрнаго закона, мною установленнаго: ибо, сохраняя сіе, вы будете имѣть себѣ помощникомъ Бога и Пресвятую Госпожу Богородицу, а я буду возносить Имъ свою грѣшную молитву о васъ; теперь же меня — своего владыку вы отпустите съ миромъ, да узрятъ очи мои спасеніе Господне, которое Онъ уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей, свѣтъ въ откровеніе народамъ — и въ славу вамъ — моей паствѣ: ибо я вижу, какъ все человѣческое суетно и по смерти не остается; не вѣчны ни богатство, ни слава, — приходитъ смерть и все уничтожаетъ. Итакъ, всуе хлопочемъ. Путь, по которому идемъ, кратокъ; жизнь наша — дымъ и паръ, земля и прахъ: только что явится и сейчасъ исчезаетъ. Посему, все, поистинѣ, суета. Жизнь сія тѣнь и сонъ, и человѣкъ хлопочетъ изъ за пустяковъ, какъ сказано въ писаніи: егда и весь міръ пріобрящемъ, во гробѣ вселимся, идѣже купно царіе и убози. Итакъ, дѣти мои возлюбленныя, скоро отпустите меня пойти увидѣть утѣшеніе Израилево». Такъ увѣщавалъ ихъ добрый господинъ и благій пастырь, а тѣ всѣ навзрыдъ рыдали и говорили: «не оставляй насъ сиротами, господине! мы тобою были просвѣщены, тобою научены; ты просвѣтилъ насъ, пастырь добрый, полагавшій свою душу за овцы: ибо никогда не была похищена волкомъ овца изъ преданнаго тебѣ Богомъ стада паствы твоей; въ теченіе твоего тридцати семилѣтняго владычества, мы были тобою соблюдены и воспитаны; другаго господина и отца, кромѣ тебя, нашъ владыка, мы не знаемъ».

4. Блаженный же сей старецъ увѣщавалъ ихъ своими мудрыми рѣчами, какъ отецъ, чтобы они перестали плакать и проливать слезы. По Божіему изволенію, онъ избралъ благороднаго своего и любезнаго сына Стефана Неманю, Богомъ вѣнчаннаго зятя греческаго царя Алексѣя, своимъ преемникомъ и сего имъ далъ, говоря: «имѣйте его вмѣсто меня; это добрая отрасль, происшедшая отъ меня; его я и возвожу на престолъ данной мнѣ Христомъ области». Онъ самъ вѣнчалъ своего преемника и, благословивъ его, подобно тому, какъ Исаакъ благословилъ своего сына Іакова всякимъ благословеніемъ, онъ началъ наставлять его, чтобы онъ содѣйствовалъ всему доброму въ своемъ государствѣ, чтобы былъ благосердымъ къ народу христіанскому — этой, Богомъ упасенной, его паствѣ, которую онъ ему вручилъ съ слѣдующими словами: «чадо мое любезнное! паси сего моего Израиля: прилежно заботься о немъ и руководи его, какъ Іосифъ овча». Заповѣдалъ онъ ему заботиться о церквахъ и о служащихъ въ нихъ, съ наслажденіемъ внимать слову святителей и священнослужителей Церкви, почитать іереевъ и благодѣтельствовать инокамъ, чтобы они молились за него. «Да не будетъ тебѣ упрека ни въ чемъ ни предъ Богомъ, ни предъ людьми». Точно также и другаго своего благороднаго и любезнаго сына, князя Волкана онъ благословилъ и поставилъ его великимъ княземъ, давъ ему въ управленіе достаточную область; онъ преподалъ ему наставленіе, и затѣмъ, поставивъ обоихъ сыновъ предъ собою, добрый отецъ говорилъ имъ: «сыновья мои! не забывайте моихъ законовъ, но да сохраняетъ ваше сердце мои слова, и приложатся вамъ мирная лѣта живота: не оставляйте дѣлъ милости и благочестія: привяжите это къ вашей выѣ и напишите на скрижаляхъ вашихъ сердецъ и обрящете благодать; думайте о добрѣ передъ Богомъ и людьми; уповайте всѣмъ сердцемъ на Бога, а своею мудростію не возноситесь; смотрите, чтобы всѣ ваши пути, по которымъ вы ходите, были правы, и ноги ваши не будутъ претыкаться; не будьте высокаго мнѣнія о себѣ, но бойтесь Господа и уклоняйтесь отъ всякаго зла: тогда будетъ исцѣленіе вашего тѣла; чтите Господа своими праведными трудами и давайте Ему начатки своихъ праведныхъ плодовъ, и обильно наполнятся ваши житницы пшеницею и ваши точила будутъ источать вино. Сыновья мои! не изнемогайте, будучи наказуемы Господомъ и не ослабѣвайте, будучи Имъ обличаемы: егоже бо любитъ Господь, наказуетъ и біетъ всякаго сына, егоже пріемлетъ; блаженъ человѣкъ, который найдетъ премудрость, и смертный, который увидѣлъ разумъ: ибо лучше пріобрѣтать первую, нежели сокровища золота и серебра; она драгоцѣннѣе многоцѣннаго камня; ей ничто лукавое не противустоитъ; она сладка для всѣхъ, приближающихся къ ней; все же дорогое ничего не стоитъ, потому что долгота жизни и лѣта живота въ ея десницѣ, а богатство и слава въ шуйцѣ ея; изъ ея устъ исходитъ правда, несущая въ народѣ законъ и милость; ея пути добры и всѣ стези ея безопасны. Это дерево жизни для всѣхъ, держащихся ея, опирающихся на нее, какъ на нерушимую стѣну — Господа. Даю же вамъ сію заповѣдь: любите братъ брата и не имѣйте между собою никакой злобы. Ты (Волканъ) повинуйся и будь послушенъ сему твоему брату, мною и Богомъ поставленному на мой престолъ. А ты (Стефанъ), властвуя не уничижай своего брата, но относись къ нему съ почетомъ; кто не любитъ своего брата, не любитъ Бога; Богъ любы есть: посему любящій Бога и брата своего любитъ; въ этомъ весь законъ; онъ преподанъ Апостолами; ради него были вѣнчаны Мученики, въ немъ и Пророки ви́сятъ. Итакъ, если хотите и послушаете меня, блага земли получите; если же не захотите и не послушаете меня, оружіе истребитъ васъ. Да будетъ же вамъ, мои любезные сыновья, миръ отъ Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа и Духъ Божій да почіетъ на васъ, укрѣпляя и защищая васъ отъ всѣхъ враговъ видимыхъ и невидимыхъ и наставляя на путь мира. — И вамъ, начальники и бояре мои, миръ да будетъ. — И вамъ молодымъ, которыхъ я воспиталъ со дня вашего рожденія, да будетъ миръ. Миръ да будетъ всѣмъ вамъ — словесное стадо Христово, которое было предано мнѣ Богомъ; я упасъ васъ, сохранилъ невредимыми, какъ пастырь добрый, полагающій свою душу за васъ. Итакъ, умоляю васъ, мои любезныя дѣти — богатые и бѣдные, старые и молодые, храните наставленіе мое — вашего отца: Бога бойтесь, Царя чтите, церкви украшайте, чтобы и онѣ васъ украсили, епископовъ слушайте, іереевъ уважайте и къ монашескому чину имѣйте почтеніе, чтобы они молились за васъ. Пребывая въ правдѣ и любви между собою, не забывайте о милостынѣ. Благодать Господа нашего Іисуса Христа и любы Бога и Отца и причастіе Святаго Духа буди со всѣми вами. Аминь».

5. Послѣ этого, онъ, какъ мы уже выше сказали, передалъ имъ своего любезнаго сына Стефана Неманю, чтобы онъ управлялъ ими, и самъ сталъ удаляться отъ народа; народъ плакалъ и рыдалъ, видя удаленіе такого владыки и пастыря, плакалъ и рыдалъ такъ, словно гласъ въ Рамѣ былъ слышанъ, Рахилъ плачущися о чадѣхъ своихъ и немогущи утѣшитися. Поистинѣ, я недоумѣваю, какъ назвать его: добрымъ ли господиномъ, учителемъ ли правовѣрія, добрымъ ли отцемъ, или пастыремъ, который упасъ вѣрою преданное ему стадо, просвѣтителемъ ли церквей и учителемъ благонравія, постоянно пребывающимъ въ молитвѣ, нищелюбцемъ ли и ихъ преизобильнымъ служителемъ, наставникомъ ли правовѣрія, учителемъ благовѣрія и свѣтиломъ чистоты вселенной? исполненнымъ ли вѣры и образцомъ кротости и наставникомъ поста? наставникомъ ли премудрости, подателемъ разума и карателемъ безумныхъ? соблюдшимъ ли свое стадо, или премудрымъ отвѣтчикомъ для всѣхъ, кругомъ его живущихъ? Воистину, все это было въ немъ: онъ былъ исполненъ премудрости и разума, и Божія благодать почивала на немъ.

Послѣ всего этого, да будетъ всѣмъ вѣдомо дѣло сего премудраго и дивнаго мужа.

Благословивъ свой народъ, онъ оставилъ данное ему Богомъ владычество и все многое другое прекрасное, такъ какъ было угодно Христу Богу и Пресвятой Владычицѣ и Госпожѣ Богородицѣ удовлетворить неисповѣдимое его святое желаніе. Раздавъ все свое имѣніе нищимъ, онъ оставилъ свое владычество, своихъ дѣтей и свою супругу первобрачную (во второй бракъ онъ не вступалъ) и пріобщился къ неизреченному честному Ангельскому и Апостольскому образу — монашескому малому и великому; имя ему было дано Симеонъ. Это было 25 марта въ праздникъ Благовѣщенія въ 6703 г. (т. е. 1195 году). Въ тотъ же самый день и жена его Анна, владѣтельница всей Сербской земли, приняла святой монашескій образъ, и дано было ей имя Анастасія. Когда все это было совершено, отецъ нашъ (Симеонъ) пришелъ въ нашъ монастырь Пресвятой Богородицы, который имъ и построенъ, а госпожа Анастасія отправилась въ монастырь Пресвятой Богородицы въ мѣстности Расѣ. Предивный и блаженный отецъ нашъ и ктиторъ, Симеонъ пребывалъ у насъ во всякомъ благовѣріи и чистотѣ, преуспѣвая и уча всѣхъ бывшихъ около него духовнымъ подвигамъ такими словами: возмите иго Мое на себе, и научитеся отъ Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ: и обрящете покой душамъ вашимъ. — Иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть (Матѳ. 11, 29-30). Поистинѣ, отецъ нашъ Симеонъ исполнилъ написанное въ Евангеліи: продалъ все, что имѣлъ и купилъ одинъ бисеръ — безцѣннаго Христа, ради Котораго все это совершивъ, тѣмъ самымъ уподобился тому юношѣ, которому Спасъ Христосъ далъ сію заповѣдь: аще хощеши спасенъ быти, иди раздай все имѣніе свое нищимъ, возми крестъ свой и по Мнѣ гряди.

Все это исполнивъ, блаженный старецъ, въ теченіе своего двухлѣтняго пребыванія въ семъ нашемъ монастырѣ, умножилъ стадо Христово иноческаго чина и возжелалъ взойти на высшую духовную степень, такъ какъ въ Писаніи сказано: удалитесь изъ мѣстъ своей родины, потому что никакой Пророкъ не бываетъ принятъ въ своемъ отечествѣ. Поэтому-то боголюбивый Симеонъ пожелалъ выйти отсюда и отправиться въ странствованіе, чтобы выполнить собою все сказанное въ Писаніи: надѣющіеся на Господа уподобились святой горѣ, которая не подвергается вражескимъ нападеніямъ. Собственно ради сей причины, онъ пожелалъ выйти. Сообщу вкратцѣ и о другомъ.

6. Сей блаженный господинъ нашъ Симеонъ имѣлъ три сына; самый меньшой (не могу назвать себя сыномъ, но рабомъ), котораго онъ всего больше любилъ, былъ неотступно при немъ и ему работалъ. Будучи самымъ меньшимъ и, просто сказать, видя немощь своего естества и умноженіе грѣховъ, я, подобно блудному сыну, оставилъ добраго отца и добрую мать и благородныхъ своихъ братьевъ и господъ и какъ безумный, ушелъ далеко въ чужую сторону; питаясь вмѣстѣ съ свиньями и не насыщаясь ихъ пищею, я былъ мертвъ и не оживалъ, былъ погибшимъ и не обрѣтался. Поэтому блаженный отецъ Симеонъ, яко добрый пастырь, пожелалъ отправиться въ Святую гору, чтобы поискать заблудшую овцу и взявши ее на рамена, принести къ своему хотѣнію, и затѣмъ принять награду отъ Бога за удаленіе отъ родныхъ, и тѣмъ удовлетворить желаніе своего сердца. Возгорѣвъ духомъ, онъ такъ молился Богу: Царю славы, Единый, безсмертный Отецъ неба и крѣпости, хотящій, по промыслу Своей благости, чтобы ни одинъ человѣкъ не погибъ, но чтобы всѣ спаслись, не допусти погибнуть мнѣ; вѣмъ бо, яко милость Твоя велика есть на мнѣ. И нынѣ молю Тебя, Владыко, дай мнѣ сіе теченіе жизни окончить». И сказавъ это, онъ послалъ за Богомъ данными ему двумя сыновьями. Когда они вмѣстѣ съ властелями и боярами собрались, онъ (Симеонъ) далъ имъ второе благословеніе, и отправился оттуда на Святую гору въ мѣсяцѣ октябрѣ, въ 8-й день, въ 6706 (т.-е. 1197) году; а оставшемуся въ Богомъ данной ему державѣ своему сыну и господарю повелѣлъ, кромѣ другихъ заповѣдей, заботиться о семъ нашемъ монастырѣ и приняться за его пристройку. Уходя, блаженный нашъ отецъ и ктиторъ Симеонъ поставилъ игуменомъ сего святаго мѣста преподобнаго мужа іеромонаха Діонисія и заповѣдалъ ему заботиться о нуждахъ Христова стада, что въ семъ святомъ мѣстѣ.

7. Блаженный Симеонъ 2 числа мѣсяца ноября прибылъ въ св. гору. Богоносные и преподобные отцы, живущіе въ Святой горѣ, приняли его съ радостію и великими почестями. Прежде всего онъ поселился въ монастырѣ Ватопедѣ, гдѣ и нашелъ желаемое — свою заблудшую овцу [2]; облобызавъ его, взялъ его на свое рамо, какъ подобало, и взялъ на службу себѣ. Пробылъ здѣсь блаженный не долго и пожелалъ найти мѣсто спасенія всѣмъ приходящимъ отовсюду, подобно тому, какъ здѣсь оправдалъ свое царство (земное), выпросилъ у греческаго царя Алексѣя, своего свата, пустынное мѣсто въ Святой горѣ на устройство монастыря. И взялъ онъ меня грѣшнаго изъ монастыря Ватопеда въ то мѣсто, гдѣ мы оба и поселились. Пробылъ со мною преподобный отецъ нашъ въ Святой горѣ одинъ годъ и пять мѣсяцевъ. Кто можетъ исповѣдать подвиги и труды сего блаженнаго? Дѣйствительно, всѣ живущіе въ окрестныхъ мѣстностяхъ удивлялись ему, видя на немъ неизреченное Божіе снисхожденіе, и приходили къ нему за благословеніемъ; священные, богобоязненные и христолюбивые монахи Святой горы и весь освященный церковный причтъ неразлучно при немъ были, дивясь великому смиренію и образу кротости, наставнику поста и послѣдователю слова святаго Евангельскаго ученія: хотяй болій быти, да будетъ всѣхъ меньшій и всѣмъ слуга; аще не будете, яко дѣти незлобивы, не внидете въ царствіе небесное, и опять: «блаженны нищіе духомъ, ибо тѣхъ есть царствіе небесное; блаженны плачущіе здѣсь, ибо тамъ наслѣдуютъ царство небесное; блеженны алчущіе и жаждущіе здѣсь, ибо тамъ насытятся; блаженны милостивые здѣсь, ибо тамъ помилованы будутъ; блаженны чистые сердцемъ, ибо всегда Бога узрятъ» и проч. Все это исполнилъ блаженный отецъ нашъ и ктиторъ Симеонъ и ни въ какомъ отношеніи не былъ зазоренъ, но получилъ спасеніе съ живущими Христа ради. Прибывъ къ чуднымъ деревьямъ нивы спокойствія, онъ тамъ нашелъ плоды, и птицы сладко пѣли тамъ; здѣсь онъ провелъ мирную безмятежную и богоугодную жизнь. Святая гора — доброе пристанище укоренилась въ правовѣріи и свѣтло сіяла, какъ чудное дерево, и среди себя приняла, какъ сладкопѣсненную птицу и любящихъ пустыню горлицъ, нѣкоего желаннаго монаха, милое утѣшеніе христолюбивому старцу, имъ воспитанную овцу, вѣтвь отъ его плода и цвѣтокъ отъ его корня; здѣсь и благовоніе; онъ пожелалъ и воистину почилъ на чудной пажити, на которой птица пѣла разными голосами, гдѣ насыщался пятью чувствами мудрецовъ: зрѣніемъ, слухомъ, обоняніемъ, вкусомъ и осязаніемъ. Пришелъ онъ въ ту святую пажить (Святую гору) изъ своего отечества и нашелъ нѣкогда бывшій мвнастырь, по имени «Милея» во имя Введенія во храмъ Пресвятой и Преславной Владычицы Богородицы, совершенно разоренный безбожными воинами, и потому принялъ на себя новый лучшій подвигъ, потрудилъ свою старость и меня недостойнаго, котораго имѣлъ своимъ работникомъ: и какъ здѣсь (Студеницу) возобновилъ и устроилъ все, такъ и то святое мѣсто (Хиландарь) воздвигъ, чтобы и тамъ въ будущей жизни Богъ не лишилъ обновленія, памяти и прибѣжища; собравъ достаточное число монаховъ, поставилъ начальникомъ надъ ними нѣкоего преподобнаго мужа монаха Меѳодія; онъ все здѣсь привелъ въ порядокъ, что необходимо для монастыря и живущихъ въ немъ; пробылъ тамъ восемь мѣсяцевъ, совершая подвиги и неизглаголанныя духовныя усовершенствованія, которыхъ умъ человѣческій не можетъ высказать. И не только тому монастырю, но и всей Святой горѣ и всѣмъ ея монастырямъ онъ далъ преизобильную милостыню на поминовеніе себя и всѣхъ его потомковъ.

8. Седьмаго числа мѣсяца февраля его честная старость стала нѣсколько ослабѣвать. И вотъ тотчасъ блаженный старецъ Симеонъ тихо подозвалъ меня недостойнаго и уничиженнаго и началъ говорить мнѣ святыя, честныя и сладкія слова: «чадо мое, сладкое утѣшеніе моей старости! тщательно внимай моимъ словамъ и не оскудѣютъ источники твоей жизни; сохрани ихъ въ своемъ сердцѣ, потому что они суть жизнь для всѣхъ, ихъ обрѣтающихъ; особенно храни свое сердце, ибо здѣсь источники жизни; да не будутъ твои уста строптивы и готовы на обиду; глаза твои пусть прямо смотрятъ и вѣжди твои да поднимаются праведно; ходи право своими ногами, исправляй свои пути, не уклоняйся ни на право, ни на лѣво: правые пути знаетъ Богъ, а пути неправыя развращенны; право дѣлай свое ученіе и твое хожденіе да будетъ въ мирѣ. Сынъ! внимай моей мудрости, услышь мои слова и сохрани мою добрую мысль; я говорю тебѣ, что чувствую: храни, сынъ мой, законъ твоего отца, не оставь наставленія твоей матери; послушай теперь меня, сынъ мой, и будешь счастливымъ: ибо блаженъ мужъ, который послушаетъ меня и счастливъ человѣкъ, который сохранитъ мои пути; не присоединяйся къ безумнымъ, а поищи премудрость и поживешь; разумно исправь свѣдѣнія, ибо укоряющій злыхъ себѣ самому досаждаетъ и обличающій нечестиваго себя самого унижаетъ; не обличай злыхъ, чтобы они не возненавидѣли тебя, но обличай разумнаго и онъ полюбитъ тебя; укажи умному вину и онъ станетъ болѣе разумнымъ — это слово къ праведному, которое онъ усердно пріиметъ; начало премудрости страхъ Господень и совѣтъ святыхъ разуменъ; а уразумѣніе закона благое помышленіе. Такимъ образомъ долго проживешь и приложатся тебѣ лѣта живота». И поднявъ свои руки блаженный (Симеонъ) положилъ ихъ на моей грѣшной выи, жалобно началъ плакать и сладко лобызать меня; потомъ сталъ говорить: «чадо мое возлюбленное, свѣтъ моихъ очей, утѣшеніе и хранитель моей старости! вотъ уже приспѣло время нашего разлученія; вотъ уже Владыко отпускаетъ меня съ миромъ, по глаголу Его, да сбудется реченное: земля еси и въ землю отъидеши, но ты, чадо, не скорби, видя мое разлученіе: это чаша общая для всѣхъ; здѣсь мы разлучаемся, тамъ соединимся, гдѣ уже нѣтъ разлученія». Поднявъ свои пречестныя руки, блаженный отецъ положилъ ихъ на моей головѣ и сказалъ: «благословляю тебя; Господь Богъ благословенъ, да поспѣшитъ на спасеніе твое и да подастъ тебѣ вмѣсто земныхъ благъ благодать, милость и царствіе небесное, да исправитъ путь твоего теченія, по которому ты изначала пошелъ отъ меня, имѣя съ собою здѣсь и тамъ мою неразлучную хотя и грѣшную молитву». Я же, падши ницъ къ ногамъ его, со слезами говорилъ: я насладился многими и великими дарами твоими, о блаженный мой господинъ, отче Симеоне, но не памятуя всего, я оказался окаяннымъ и неблагодарнымъ: я присталъ къ безсмысленнымъ скотамъ и имъ уподобился; будучи нищимъ добрыми дѣлами и богатымъ страстьми, будучи исполненъ срама и лишенъ дерзновенія къ Богу, осужденъ Богомъ и оплаканъ Ангелами, будучи посмѣшищемъ для бѣсовъ, укоряемъ своею совѣстію и пристыженъ моими злыми дѣлами, я прежде смерти мертвецъ и прежде суда самъ себя осуждаю, прежде безконечнаго мученія я самъ мучусь, вслѣдствіе безнадежности. Поэтому, припадаю къ твоимъ пречестнымъ ногамъ съ поклономъ, дабы получилъ я, неисправленный, ради твоихъ пречестныхъ молитвъ нѣкую малую отраду въ страшное оное пришествіе Господа нашего Іисуса Христа». Когда наступило восьмое число того мѣсяца, блаженный отецъ сказалъ мнѣ: «чадо мое! пошли за духовникомъ и за честными старцами Святой горы; пусть придутъ ко мнѣ, такъ какъ день моей кончины приближается». Я исполнилъ его повелѣніе, и пришло множество монаховъ, подобно благовоннымъ цвѣткамъ, цвѣтущимъ въ той святой пустынѣ. По приходѣ къ нему, они другъ отъ друга приняли миръ и благословеніе, и блаженный не далъ имъ отойти отъ него, говоря имъ: останьтесь при мнѣ, пока вы, послѣ отпѣванія моего тѣла вашими святыми и честными пѣснями, погребете меня». Блаженный старецъ, начиная съ седьмаго числа и до своей смерти не принялъ ни хлѣба, ни воды, а только ежедневно причащался святыхъ и пречистыхъ Таинъ Тѣла и Крови Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа.

9. Того-же мѣсяца 12-го числа я замѣтилъ, что блаженный старецъ близокъ къ смерти и сказалъ ему: о блаженный отче Симеоне! вотъ уже близокъ твой благой переходъ въ вѣчный покой, хотя я уже слышалъ твое благословеніе твоему наслѣдію, но теперь дай имъ свое послѣднее благословеніе. Блаженный, поднявъ руки, со слезами началъ говорить: «Троице Святая, Боже нашъ! славлю Тебя и благословляю Тебя; молю Тебя и представляю себя Тебѣ. Даю моему наслѣдію третіе благословеніе. Господи Вседержителю, Боже отецъ нашихъ: Авраама, Исаака, Іакова и праведнаго сѣмени! сохрани и укрѣпи державу бывшаго моего владычества; на помощь имъ отнынѣ и до вѣка да будетъ Пресвятая Богородица и моя хотя и грѣшная молитва. Даю же имъ прежнюю заповѣдь: да будетъ между вами любовь; кто ее нарушитъ, да уничтожитъ его и сѣмя его Божій гнѣвъ». Я же на это сказалъ «аминь». — Послѣ этого, блаженный старецъ сказалъ: «чадо мое! принеси мнѣ образъ Пресвятой Богородицы, ибо я далъ обѣтъ предъ нимъ испустить свой духъ». Я исполнилъ его повелѣніе. Былъ вечеръ. Блаженный старецъ сказалъ: «чадо мое! будь добръ, возложи на меня погребальную рясу и наряди меня точно тѣмъ святымъ образомъ, какъ мнѣ лежать во гробѣ; распростри на землѣ рогожу и положи меня на ней; подъ мою голову положи камень, пусть я здѣсь лежу до тѣхъ поръ, пока Господь посѣтитъ взять меня отсюда». Я исполнилъ все имъ заповѣданное.

Всѣ мы смотрѣли и горько плакали, видя таковое неизреченное Божіе смотрѣніе на семъ блаженномъ старцѣ: ибо какъ и здѣсь онъ просилъ у Бога и Богъ далъ ему въ державѣ, такъ и до сей минуты не лишилъ его ни единой духовной вещи, но все ему исполнилъ. Поистинѣ, возлюбленные мои братія и отцы, чудно было видѣть того, коего боялись и трепетали всѣ страны, подобнымъ одному изъ странныхъ, нищимъ, обвитымъ мантіей, лежащимъ на рогожѣ на землѣ, съ камнемъ подъ головою; ему всѣ кланялись, а онъ умиленно у всѣхъ просилъ прощенія и благословенія. Была ночь, когда всѣ, простившись и благословивши другъ друга, разошлись по келліямъ читать правило и за тѣмъ нѣсколько отдохнуть. Я же съ однимъ іереемъ, мною оставленнымъ, всю эту ночь остались при блаженномъ старцѣ. Въ полночь умолкъ блаженный старецъ и больше не говорилъ ко мнѣ. Когда настало время утрени и началось пѣніе въ церкви, опять просвѣтилось лице блаженнаго старца и, обратившись къ небу, онъ сказалъ: «хвалите Бога во святыхъ Его, хвалите Его во утверженіи силы Его». Я же сказалъ ему: отче! кого ты видишь и кому говоришь? Онъ же, посмотрѣвъ на меня, сказалъ: «хвалите Его на силахъ Его, хвалите Его по множеству величествія Его». И сказавъ эти слова, онъ тотчасъ испустилъ свой пребожественный духъ и умеръ о Господѣ. Я же припалъ къ его лицу и долгое время горько плакалъ; поднявшись же, я благодарилъ Бога, что Онъ сподобилъ меня видѣть таковую кончину сего преподобнаго мужа [3].

10. Когда вся братія узнала объ его смерти, стали навѣщать его, дивились свѣтлости его лица и говорили: «о блаженный Симеоне, удостоившійся при кончинѣ видѣть таковое видѣніе, что Владыка Господь благоизволилъ воздать тебѣ за подвиги твоихъ трудовъ, и потому при исходѣ своей души, ты съ веселостію произнесъ сладостныя слова: хвалите Бога во святыхъ Его, хвалите Его во утверженіи силы Его; хвалите Его по множеству величествія Его. Блаженъ ты будешь вездѣ, и потому произнесъ ты сей блаженный гласъ». Послѣ этого, взявъ съ честію его преподобное тѣло, мы, по обычаю, поставили его на срединѣ церкви. По окончаніи утрени, при безчисленномъ собраніи монаховъ, начали пѣть обычныя пѣсни надъ тѣломъ преподобнаго и тѣмъ исполнили сказанное: боящіися Господа славятъ. Точно также тогда монахи другихъ народностей пришли поклониться ему и отпѣть съ великою честію панихиду: прежде всего пѣли Греки, затѣмъ Иверы, Русскіе и Болгаре, и потомъ опять мы (т.-е. Сербы), — его собранное стадо. По окончаніи литургіи и всей обычной службы, всѣ цѣловали преподобное тѣло, и я грѣшный, во исполненіе его завѣщанія, обвилъ его и положилъ его въ новомъ гробѣ. Собравшееся множество монаховъ я не отпустилъ до девятаго дня, но всякій день творили о немъ святую службу.

11. Сей блаженный нашъ отецъ своимъ завѣщаніемъ поручилъ, по преставленіи въ вѣчный покой, монастырь (Хиландарь) мнѣ грѣшному; не задолго передъ тѣмъ, по какому-то случаю, преподобный мужъ по имени монахъ Меѳодій съ пятнадцатью другими иноками ушелъ изъ монастыря; я же сильно безпокоился и боялся съ одной стороны вслѣдствіе пустынности мѣста, а съ другой вслѣдствіе страха отъ безбожныхъ разбойниковъ [4]; но, святыми молитвами Богоматери и нашей Наставницы и отца Симеона, храмъ изъ невзрачнаго и маленькаго сдѣлался великолѣпнымъ; послѣ нѣкотораго времени, я собралъ 90 человѣкъ братіи и устроилъ все необходимое для монастыря. Послѣ восьмилѣтняго моего пребыванія тамъ, поднялись въ той странѣ смуты: пришли латины, взяли Царьградъ, всю греческую землю до нашей границы и ворвались и въ то святое мѣсто; было великое замѣшательство. По прекращеніи этой суматохи, я получилъ посланіе отъ христолюбиваго, благочестиваго и Богомъ изволеннаго и благословеннаго блаженнымъ отцемъ Симеономъ, управляющаго владѣніемъ сего Стефана Немани и брата его великаго князя Волкана съ слѣдующею просьбою: «Вотъ въ странѣ той возмутились народы, а блаженный нашъ отецъ Симеонъ, нашъ владыка и учитель покоится тамъ; поэтому молимъ твое преподобіе, ради Господа, не презри насъ, возьми честныя мощи нашего господина Симеона и принеси ихъ намъ сюда, чтобы его полное благословеніе явилось на насъ». Видя, что искреннее прошеніе подобаетъ исполнить, я немощный принялся за его исполненіе. Улучивъ удобную минуту, я пришелъ, открылъ гробъ блаженнаго старца и нашелъ его честное тѣло цѣлымъ и невредимымъ, хотя оно въ гробѣ пролежало восемь лѣтъ: ибо такъ подобаетъ угодившимъ Богу, что, и по ихъ смерти, Онъ услышитъ ихъ, сохранитъ всѣ ихъ кости и ни одна изъ нихъ не сокрушится. Взявъ честныя мощи его, я отправился въ путь и, не смотря на страшный мятежъ въ тѣхъ странахъ, съ помощію Бога и Пресвятой Владычицы Богородицы и молитвами блаженнаго преподобнаго и честнаго нашего господина и отца Симеона прошелъ, по глаголу, черезъ огонь и воду цѣлымъ, сохраннымъ и ничѣмъ невредимымъ. Когда властвующій Стефанъ Неманя и братъ его князь Волканъ узнали о моемъ прибытіи съ честными мощами въ мѣстность Хвостно [5], собрали епископовъ, іереевъ, игуменовъ со множествомъ монаховъ, со всѣми боярами, съ великою радостію и веселіемъ пришли и съ великою честію взяли мощи господаря Симеона, возсылая Богу благодарственныя духовныя пѣсни; ибо какъ прекрасный Іосифъ, взявъ тѣло своего отца Іакова изъ Египта, принесъ въ землю обѣтованную, такъ и эти боголюбивые и благообразные сыновья его со всею державою, принявъ съ великою радостію и веселіемъ пречистое тѣло своего отца, сами несли его и положили съ великою почестію въ святой сей церкви, въ обѣтованномъ ему гробѣ, который сначала былъ устроенъ самимъ блаженнымъ для себя. Это было 19-го числа мѣсяца февраля.

Мы же, возлюбленные мои братія, взирая на подвиги и жизнь сего преблаженнаго отца нашего, въ которыхъ есть радость и веселіе, находясь въ этой жизни какъ бы внѣ міра и живя какъ бы уже на небесахъ, озаботимся послѣдовать ему въ дѣланіи всего угоднаго Богу, дабы быть въ надеждѣ на полученіе будущихъ вѣчныхъ благъ о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, ходатайствомъ Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Благодѣтельницы и молитвами преподобнаго и блаженнаго отца нашего Симеона. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Изъ книги Шафарика: Drevniho pisemnictvi jihoslovanuv. U Praze. 1873.
[2] Т.-е. св. Савву.
[3] Преподобный Симеонъ почилъ на 87 году жизни 13-го февраля 1200 г. См. «Святые Южныхъ славянъ». Филарета архіеп. Черниговскаго. I. 19.
[4] Съ 1204 г. Константинополемъ, Мореею и Аттикою владѣли уже латины крестоносцы; овладѣвъ Солунемъ, они разорили и монастыри Святой горы.
[5] Въ 1381 году князь Стефанъ Лазарь приложилъ Русику церковь Спасову «у Хвосну». «Акты». Кіевъ. 1873. 378-380.

Источникъ: Слово св. Саввы Сербскаго Архіепископа о наслѣдованіи сего святаго монастыря Студеницы преподобнымъ нашимъ отцемъ и ктиторомъ господаремъ Симеономъ и о его жизни. // Аѳонскій петерикъ или жизнеописаніе святыхъ, на Святой Аѳонской горѣ просіявшихъ. Часть I-я. — Изданіе седьмое, исправленное и переработанное, иждименіемъ Русскаго Пантелеимонова монастыря на Аѳонѣ. — М.: Типо-Литографія И. Ефимова, 1897. — С. 230-249.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0