Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

XI-XV ВѢКЪ

Великій князь Владиміръ Мономахъ († 1125 г.)
Поученіе.

Я, смиренный, дѣдомъ своимъ Ярославомъ, благословеннымъ, славнымъ, нареченный въ крещеніи Василіемъ, русскимъ именемъ Владиміръ, отцомъ возлюбленнымъ и матерью своею изъ рода Мономаховъ… и христіанскихъ ради людей, ибо сколько ихъ соблюлъ по милости своей и по отцовской молитвѣ отъ всѣхъ бѣдъ! Сидя на саняхъ, помыслилъ я въ душѣ своей и воздалъ хвалу Богу, который меня до этихъ дней, грѣшнаго, сохранилъ. Дѣти мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмѣйтесь, но кому изъ дѣтей моихъ она будетъ люба, пусть приметъ ее въ сердцѣ свое и не станетъ лѣниться, а будетъ трудиться.

Прежде всего, Бога ради и души своей, страхъ имѣйте Божій въ сердцѣ своемъ и милостыню подавайте неоскудную, — это вѣдь начало всякаго добра. Если же кому не люба грамотка эта, то пусть не посмѣются, а такъ скажутъ: на дальнемъ пути, да на саняхъ сидя, безлѣпицу молвилъ.

Ибо встрѣтили меня послы отъ братьевъ моихъ на Волгѣ и сказали: «Поспѣши къ намъ, и выгонимъ Ростиславичей и волость ихъ отнимемъ; если же не пойдешь съ нами, то мы — сами по себѣ будемъ, а ты — самъ по себѣ». И отвѣтилъ я: «Хоть вы и гнѣваетесь, не могу я ни съ вами пойти, ни крестоцѣлованіе преступить».

И, отпустивъ ихъ, взялъ Псалтырь въ печали разогнулъ ее, и вотъ что мнѣ вынулось: «О чемъ печалишься, душа моя? Зачѣмъ смущаешь меня?» — и прочее. И потомъ собралъ я эти полюбившіяся слова и расположилъ ихъ по порядку и написалъ. Если вамъ послѣднія не понравятся, начальныя хоть возьмите.

«Зачѣмъ печалишься, душа моя? Зачѣмъ смущаешь меня? Уповай на Бога, ибо вѣрю въ него». «Не соревнуйся съ лукавыми, не завидуй творящимъ беззаконіе, ибо лукавые будутъ истреблены, послушные же Господу будутъ владѣть землей». И еще немного: «И не будетъ грѣшника: посмотришь на мѣсто его и не найдешь его. Кроткіе же унаслѣдуютъ землю и многимъ насладятся миромъ. Злоумышляетъ грѣшный противъ праведнаго и скрежещетъ на него зубами своими; Господь же посмѣется надъ нимъ, ибо видитъ, что настанетъ день его. Оружіе извлекли грѣшники, натягиваютъ лукъ свой, чтобы пронзить нищаго и убогаго, заклать правыхъ сердцемъ. Оружіе ихъ пронзитъ сердца ихъ, и луки ихъ сокрушатся. Лучше праведнику малое, нежели многое богатство грѣшнымъ. Ибо сила грѣшныхъ сокрушится, праведныхъ же укрѣпляетъ Господь. Ибо грѣшники погибнутъ, — праведныхъ же милуетъ и одариваетъ. Ибо благословляющіе Его наслѣдуютъ землю, клянущіе же Его истребятся. Господомъ стопы человѣка направляются. Когда онъ упадетъ, то не разобьется, ибо Господь поддерживаетъ руку его. Молодъ былъ и состарился, и не видѣлъ праведника покинутымъ, ни потомковъ его просящими хлѣба. Всякій день милостыню творитъ праведникъ и взаймы даетъ, и племя его благословенно будетъ. Уклонись отъ зла, сотвори добро, найди миръ и отгони зло, и живи во вѣки вѣковъ».

«Когда возстали бы люди, то живыми пожрали бы насъ; когда прогнѣвалась бы на насъ ярость Его, то воды бы потопили насъ».

«Помилуй меня, Боже, ибо попралъ меня человѣкъ; всякій день нападая, тѣснитъ меня. Попрали меня враги мои, ибо много возстающихъ на меня свыше». «Возвеселится праведникъ и, когда увидитъ отмщеніе, руки омоетъ свои въ крови грѣшника. И скажетъ человѣкъ: Если есть награда праведнику, значитъ есть Богъ, творящій судъ на землѣ». «Освободи меня отъ враговъ моихъ, Боже, и отъ возстающихъ на меня защити меня. Избави меня отъ творящихъ беззаконіе и отъ мужа крови спаси меня, ибо уже уловили душу мою». «Ибо гнѣвъ въ мгновеніе ярости Его, а вся жизнь въ волѣ Его: вечеромъ водворится плачъ, а наутро радость». «Ибо милость Твоя лучше, чѣмъ жизнь моя, и уста мои да восхвалятъ Тебя. Такъ благословлю Тебя при жизни моей и во имя Твое воздѣну руки мои». «Укрой меня отъ сборища лукавыхъ и отъ множества дѣлающихъ неправду». «Веселитесь всѣ праведные сердцемъ. Благословлю Господа во всякое время, непрестанна хвала Ему», и прочее.

Ибо какъ Василій училъ, собравъ юношей: имѣть душу чистую и непорочную, тѣло худое, бесѣду кроткую и соблюдать слово Господне: «Ѣсть и пить безъ шума великаго, при старыхъ молчать, премудрыхъ слушать, старшимъ покоряться, съ равными и младшими любовь имѣть, безъ лукавства бесѣдуя, а побольше разумѣть; не свирѣповать словомъ, не хулить въ бесѣдѣ, не много смѣяться, стыдиться старшихъ, съ непутевыми женщинами не бесѣдовать и избѣгать ихъ, глаза держа книзу, а душу ввысь, не уклоняться учить увлекающихся властью, ни во что ставить всеобщій почетъ. Если кто изъ васъ можетъ другимъ принести пользу, отъ Бога на воздаяніе пусть надѣется и вѣчныхъ благъ насладится». «О Владычица Богородица! Отними отъ сердца моего бѣднаго гордость и дерзость, чтобы не величался я суетою міра сего» въ ничтожной этой жизни.

Научись, вѣрующій человѣкъ, быть благочестію свершителемъ, научись, по евангельскому слову, «очамъ управленію, языка воздержанію, ума смиренію, тѣла подчиненію, гнѣва подавленію, имѣть помыслы чистые, побуждая себя на добрыя дѣла, Господа ради; лишаемый — не мсти, ненавидимый — люби, гонимый — терпи, хулимый — молчи, умертви грѣхъ». «Избавляйте обижаемаго, давайте судъ сиротѣ, оправдывайте вдовицу. Приходите да соединимся, говоритъ Господь. Если будутъ грѣхи ваши какъ обагренные, — какъ снѣгъ обѣлю ихъ», и прочее. «Возсіяетъ весна поста и цвѣтокъ покаянія; очистимъ себя, братья, отъ всякой крови тѣлесной и душевной. Взывая къ Свѣтодавцу, скажемъ: «Слава Тебѣ, Человѣколюбецъ!»

Поистинѣ, дѣти мои, разумѣйте, что Человѣколюбецъ Богъ милостивъ и премилостивъ. Мы, люди, грѣшны и смертны, и если кто намъ сотворитъ зло, то мы хотимъ его поглотить, кровь его пролить вскорѣ. А Господь нашъ, владѣя и жизнью и смертью, согрѣшенія наши превыше головъ нашихъ терпитъ всю жизнь нашу. Какъ отецъ, чадо свое любя, бьетъ его и опять привлекаетъ къ себѣ, такъ же и Господь нашъ показалъ намъ побѣду надъ врагами, какъ тремя дѣлами добрыми избавляться отъ нихъ и побѣждать ихъ: покаяніемъ, слезами и милостынею. И это вамъ, дѣти мои, не тяжкая заповѣдь Божія, какъ тѣми дѣлами тремя избавиться отъ грѣховъ своихъ и Царствія небеснаго не лишиться.

Бога ради, не лѣнитесь, молю васъ, не забывайте трехъ дѣлъ тѣхъ, не тяжки вѣдь они; ни затворничествомъ, ни монашествомъ, ни голоданіемъ, которыя иные добродѣтельные претерпѣваютъ, но малымъ дѣломъ можно получить милость Божію.

«Что такое человѣкъ, какъ подумаешь о немъ?» «Великъ ты, Господи, и чудны дѣла Твои; разумъ человѣческій не можетъ постигнуть чудеса Твои», — и снова скажемъ: «Великъ Ты, Господи, и чудны дѣла Твои, и благословенно и славно имя Твое вовѣки по всей землѣ». Ибо кто не восхвалитъ и не прославитъ силу Твою и Твоихъ великихъ чудесъ и благъ, устроенныхъ на этомъ свѣтѣ: какъ небо устроено, или какъ солнце, или какъ луна, или какъ звѣзды, и тьма, и свѣтъ? И земля на водахъ положена, Господи, Твоимъ промысломъ! Звѣри различные и птицы и рыбы украшены Твоимъ промысломъ, Господи! И этому чуду подивимся, какъ изъ праха создалъ человѣка, какъ разнообразны человѣческія лица, — если и всѣхъ людей собрать, не у всѣхъ одинъ обликъ, но каждый имѣетъ свой обликъ лица, по Божьей мудрости. И тому подивимся, какъ птицы небесныя изъ рая идутъ, и прежде всего въ наши руки, и не поселяются въ одной странѣ, но и сильныя и слабыя идутъ по всѣмъ землямъ, по Божьему повелѣнію, чтобы наполнились лѣса и поля. Все же это далъ Богъ на пользу людямъ, въ пищу и на радость. Велика, Господи, милость Твоя къ намъ, такъ какъ блага эти сотворилъ Ты ради человѣка грѣшнаго. И тѣ же птицы небесныя умудрены Тобою, Господи: когда повелишь, то запоютъ и людей веселятъ; а когда не повелишь имъ, то и имѣя языкъ онѣмѣютъ. «И благословенъ, Господи, и прославленъ зѣло!» «Всякія чудеса и эти блага сотворилъ и совершилъ. «И кто не восхвалитъ Тебя, Господи, и не вѣруетъ всѣмъ сердцемъ и всей душой во имя Отца и Сына и Святаго Духа, да будетъ проклятъ!»

Прочитавъ эти Божественныя слова, дѣти мои, похвалите Бога, подавшаго намъ милость свою; а то дальнѣйшее, — это моего собственнаго слабаго ума наставленіе. Послушайте меня; если не все примете, то хоть половину.

Если вамъ Богъ смягчитъ сердце, пролейте слезы о грѣхахъ своихъ, говоря: «Какъ блудницу, разбойника и мытаря помиловалъ ты, такъ и насъ, грѣшныхъ, помилуй». И въ церкви то дѣлайте и ложась. Не пропускайте ни одной ночи, — если можете, поклонитесь до земли; если вамъ занеможется, то трижды. Не забывайте этого, не лѣнитесь, ибо тѣмъ ночнымъ поклономъ и молитвой человѣкъ побѣждаетъ дьявола, и что нагрѣшитъ за день, то этимъ человѣкъ избавляется. Если и на конѣ ѣдучи не будетъ у васъ никакого дѣла и если другихъ молитвъ не умѣете сказать, то «Господи помилуй» взывайте безпрестанно втайнѣ, ибо эта молитва всѣхъ лучше, — нежели думать безлѣпицу, ѣздя.

Всего же болѣе убогихъ не забывайте, но, насколько можете, по силамъ кормите и подавайте сиротѣ и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильнымъ губить человѣка. Ни праваго, ни виновнаго не убивайте и не повелѣвайте убить его; если и будетъ повиненъ смерти, то не губите никакой христіанской души. Говоря что-либо, дурное или хорошее, не клянитесь Богомъ, не креститесь, ибо нѣтъ тебѣ въ этомъ никакой нужды. Если же вамъ придется крестъ цѣловать братіи или кому-либо, то, провѣривъ сердце свое, на чемъ можете устоять, на томъ и цѣлуйте, а поцѣловавъ, соблюдайте, чтобы, преступивъ, не погубить души своей. Епископовъ, поповъ и игуменовъ чтите, и съ любовью принимайте отъ нихъ благословеніе, и не устраняйтесь отъ нихъ, и по силамъ любите и заботьтесь о нихъ, чтобы получить по ихъ молитвѣ отъ Бога. Паче же всего гордости но имѣйте въ сердцѣ и въ умѣ, но скажемъ: смертны мы, сегодня живы, а заутра въ гробу; все это, что Ты намъ далъ, не наше, но Твое, поручилъ намъ это на нѣсколько дней. И въ землѣ ничего не сохраняйте, это намъ великій грѣхъ. Старыхъ чтите, какъ отца, а молодыхъ, какъ братьевъ. Въ дому своемъ не лѣнитесь, но за всѣмъ сами наблюдайте; не полагайтесь на тіуна или на отрока, чтобы не посмѣялись приходящіе къ вамъ ни надъ домомъ вашимъ, ни надъ обѣдомъ вашимъ. На войну выйдя, не лѣнитесь, не полагайтесь на воеводъ; ни питью, ни ѣдѣ не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте и ночью, разставивъ стражу со всѣхъ сторонъ, около воиновъ ложитесь, а вставайте рано; а оружія не снимайте съ себя второпяхъ, не оглядѣвшись по лѣности, внезапно вѣдь человѣкъ погибаетъ. Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, отъ того вѣдь душа погибаетъ и тѣло. Куда бы вы ни держали путь по своимъ землямъ, не давайте отрокамъ причинять вредъ ни своимъ, ни чужимъ, ни селамъ, ни посѣвамъ, чтобы не стали проклинать васъ. Куда же пойдете и гдѣ остановитесь, напоите и накормите нищаго, болѣе же всего чтите гостя, откуда бы къ вамъ ни пришелъ, простолюдинъ ли, или знатный, или посолъ; если не можете почтить его подаркомъ, — то пищей и питьемъ: ибо они, проходя, прославятъ человѣка по всѣмъ землямъ, или добрымъ, или злымъ. Больного навѣстите, покойника проводите, ибо всѣ мы смертны. Не пропустите человѣка, не попривѣтствовавъ его, и доброе слово ему молвите. Жену свою любите, но не давайте ей власти надъ собой. А вотъ вамъ и основа всему: страхъ Божій имѣйте превыше всего.

Если будете забывать это, то чаще перечитывайте: и мнѣ не будетъ стыдно, и вамъ будетъ хорошо.

Что умѣете хорошаго, то не забывайте, а чего не умѣете, тому учитесь — какъ отецъ мой, дома сидя, зналъ пять языковъ, оттого и честь отъ другихъ странъ. Лѣность вѣдь всему мать: что кто умѣетъ, то забудетъ, а чего не умѣетъ, тому не научится. Добро же творя, не лѣнитесь ни на что хорошее, прежде всего къ церкви: пусть не застанетъ васъ солнце въ постели. Такъ поступалъ отецъ мой блаженный и всѣ добрые мужи совершенные. На заутрени воздавши Богу хвалу, потомъ на восходѣ солнца и увидѣвъ солнце, надо съ радостью прославить Бога и сказать: «Просвѣти очи мои, Христе Боже, давшій мнѣ свѣтъ твой дивный!» И еще: «Господи, умножь годы мои, чтобы впредь, въ остальныхъ грѣхахъ моихъ покаявшись, исправилъ жизнь свою»; такъ я хвалю Бога и тогда, когда сажусь думать съ дружиною, или собираюсь творить судъ людямъ, или ѣхать на охоту или на сборъ дани, или лечь спать. Спанье въ полдень назначено Богомъ; по этому установленью почиваютъ вѣдь и звѣрь, и птица, и люди.

А теперь повѣдаю вамъ, дѣти мои, о трудѣ своемъ, какъ трудился я въ разъѣздахъ и на охотахъ съ тринадцати лѣтъ. Сначала я къ Ростову пошелъ сквозь землю вятичей; послалъ меня отецъ, а самъ онъ пошелъ къ Курску; и снова вторично ходилъ я къ Смоленску, со Ставкомъ Гордятичемъ, который затѣмъ пошелъ къ Берестью съ Изяславомъ, а меня послалъ къ Смоленску; а изъ Смоленска пошелъ во Владиміръ. Той же зимой послали меня въ Берестьѣ братья на пожарищѣ, что поляки пожгли, и тамъ правилъ я городомъ утишеннымъ. Затѣмъ ходилъ въ Переяславль къ отцу, а послѣ Пасхи изъ Переяславля во Владиміръ — въ Сутейскѣ миръ заключить съ поляками. Оттуда опять на лѣто во Владиміръ.

Затѣмъ послалъ меня Святославъ въ Польшу: ходилъ я за Глоговъ до Чешскаго лѣса, и ходилъ въ землѣ ихъ четыре мѣсяца. И въ томъ же году и сынъ родился у меня старшій, новгородскій. А оттуда ходилъ я въ Туровъ, а на весну въ Переяславль и опять въ Туровъ.

И Святославъ умеръ, и я опять пошелъ въ Смоленскъ, а изъ Смоленска той же зимой въ Новгородъ; весной — Глѣбу въ помощь. А лѣтомъ съ отцомъ — подъ Полоцкъ, а на другую зиму со Святополкомъ подъ Полоцкъ, и выжгли Полоцкъ; онъ пошелъ къ Новгороду, а я съ половцами на Одрескъ войною и въ Черниговъ. И снова пришелъ я изъ Смоленска къ отцу въ Черниговъ. И Олегъ пришелъ туда, изъ Владиміра выведенный, и я позвалъ его къ себѣ на обѣдъ съ отцомъ; въ Черниговѣ, на Красномъ дворѣ, и далъ отцу триста гривенъ золота. И опять изъ Смоленска же придя, пробился я черезъ половецкія войска съ боемъ до Переяславля и отца засталъ вернувшагося изъ похода. Затѣмъ ходили мы опять въ томъ же году съ отцомъ и съ Изяславомъ къ Чернигову биться съ Борисомъ и побѣдили Бориса и Олега. И опять пошли въ Переяславль и стали въ Обровѣ.

И Всеславъ Смоленскъ пожегъ, — и я съ черниговцами верхомъ съ поводными конями помчался, но не засталъ... въ Смоленскѣ. Въ томъ походѣ за Всеславомъ пожегъ землю и повоевалъ ее до Лукомля и до Логожска, затѣмъ на Друцкъ войною и опять въ Черниговъ.

А въ ту зиму повоевали половцы Стародубъ весь, и я идя съ черниговцами и со своими половцами, на Деснѣ взяли въ плѣнъ князей Асадука и Саука, а дружину ихъ перебили. И на слѣдующій день за Новымъ Городомъ разбили сильное войско Белкатгина, а семечей и плѣнниковъ всѣхъ отняли.

А въ Вятичскую землю ходили подрядъ двѣ зимы на Ходоту и на сына его и къ Корьдну ходили первую зиму. И опять ходили мы и за Ростиславичами за Микулинъ, и не настигли ихъ. И на ту весну — къ Ярополку на совѣтъ въ Броды.

Въ томъ же году гнались за Хоролъ за половцами, которые взяли Горошинъ.

На ту осень ходили съ черниговцами и съ половцами-читѣевичами къ Минску, захватили городъ и не оставили въ немъ ни челядина, ни скотины.

Въ ту зиму ходили къ Ярополку на сборъ въ Броды и союзъ великій заключили.

И на весну посадилъ меня отецъ въ Переяславлѣ выше всей братіи и ходили за Сулой. И по пути къ Прилуку городу встрѣтили насъ внезапно половецкіе князья, съ восемью тысячами, и хотѣли было съ ними сразиться, но оружіе было отослано впередъ на возахъ, и мы вошли въ городъ. Только семца одного живымъ захватили, да смердовъ нѣсколько, а наши половцевъ больше убили и захватили, и половцы, не смѣя сойти съ коней, побѣжали къ Сулѣ въ ту же ночь. И на слѣдующій день, на Успеніе, пошли мы къ Бѣлой Вежѣ, Богъ намъ помогъ и Святая Богородица: перебили девятьсотъ половцевъ и двухъ князей взяли, Багубарсовыхъ братьевъ, Осеня и Сакзя, и только два мужа убѣжали.

И потомъ на Святославль гнались за половцами, и затѣмъ на Торческъ городъ, и потомъ на Юрьевъ за половцами. И снова на той же сторонѣ, у Красна, половцевъ побѣдили, и потомъ съ Ростиславомъ же у Варина вежи взяли. И затѣмъ ходилъ во Владиміръ опять, Ярополка тамъ посадилъ, и Ярополкъ умеръ.

И снова, по смерти отцами при Святополкѣ, на Стугнѣ бились мы съ половцами до вечера, бились у Халѣпа, и потомъ миръ сотворили съ Тугорканомъ и съ другими князьями половецкими, и у Глѣбовой чади отняли дружину свою всю.

И потомъ Олегъ на меня пришелъ со всѣми половцами землею къ Чернигову, и билась дружина моя съ ними восемь дней за малый валъ и не дала имъ войти въ острогъ. Пожалѣлъ я христіанскихъ душъ, и селъ горящихъ, и монастырей и сказалъ: «Пусть не похваляются язычники!» И отдалъ брату отца его столъ, а самъ пошелъ на столъ отца своего въ Переяславль. И вышли мы на святаго Бориса день изъ Чернигова и ѣхали сквозь полки половецкіе, около ста человѣкъ, съ дѣтьми и женами. И облизывались на насъ половцы точно волки, стоя у перевоза и на горахъ. Богъ и святой Борисъ не выдали меня имъ на поживу, невредимы дошли мы до Переяславля.

И сидѣлъ я въ Переяславлѣ три лѣта и три зимы съ дружиною своею, и много бѣдъ приняли мы отъ войны и голода. И ходили на воиновъ ихъ за Римовъ, и Богъ намъ помогъ, перебили ихъ, а другихъ захватили.

И вновь Итлареву чадь перебили, и вежи ихъ взяли, идя за Голтавъ.

И къ Стародубу ходили на Олега, потому что онъ сдружился съ половцами. И на Бугъ ходили со Святополкомъ на Боняка, за Рось.

И въ Смоленскъ пошли, съ Давыдомъ помирившись. Вновь ходили во второй разъ съ Вороницы.

Тогда же и торки пришли ко мнѣ съ половцами-читѣевичами, и ходили мы имъ навстрѣчу на Сулу.

И потомъ снова ходили къ Ростову на зиму, и три зимы ходили къ Смоленску. Изъ Смоленска пошелъ я въ Ростовъ.

И опять со Святополкомъ гнались за Бонякомъ, но... убили, и не настигли ихъ. И потомъ за Бонякомъ же гнались за Рось, и снова не настигли его.

И на зиму въ Смоленскъ пошелъ; изъ Смоленска послѣ Пасхи вышелъ; и Юрьева мать умерла.

Въ Переяславль вернувшись къ лѣту, собралъ братьевъ.

И Бонякъ пришелъ со всѣми половцами къ Кснятину; мы пошли за ними изъ Переяславля за Сулу, и Богъ намъ помогъ, и полки ихъ побѣдили, и князей захватили лучшихъ, и по Рождествѣ заключили миръ съ Аепою, и, взявъ у него дочь, пошли къ Смоленску. И потомъ пошелъ къ Ростову.

Придя изъ Ростова, вновь пошелъ на половцевъ на Урусобу со Святополкомъ, и Богъ намъ помогъ.

И потомъ опять ходили на Боняка къ Лубну, и Богъ намъ помогъ.

И потомъ ходили къ Воиню со Святополкомъ, и потомъ снова на Донъ ходили со Святополкомъ и съ Давыдомъ, и Богъ намъ помогъ.

И къ Вырю пришли было Аепа и Бонякъ, хотѣли взять его; къ Ромну пошли мы съ Олегомъ и съ дѣтьми на нихъ, и они, узнавъ, убѣжали.

И потомъ къ Минску ходили на Глѣба, который нашихъ людей захватилъ, и Богъ намъ помогъ, и сдѣлали то, что задумали.

И потомъ ходили къ Владиміру на Ярославца, не стерпѣвъ злодѣяній его.

А изъ Чернигова въ Кіевъ около ста разъ ѣздилъ къ отцу, за одинъ день проѣзжая, до вечерни. А всего походовъ было восемьдесятъ и три великихъ, а остальныхъ и не упомню меньшихъ. И мировъ заключилъ съ половецкими князьями безъ одного двадцать, и при отцѣ и безъ отца, а раздаривалъ много скота и много одежды своей. И отпустилъ изъ оковъ лучшихъ князей половецкихъ столько: Шаруканевыхъ двухъ братьевъ, Багубарсовыхъ трехъ, Осеневыхъ братьевъ четырехъ, а всего другихъ лучшихъ князей сто. А самихъ князей Богъ живыми въ руки давалъ: Коксусь съ сыномъ, Акланъ Бурчевичъ, Таревскій князь Азгулуй и иныхъ витязей молодыхъ пятнадцать, этихъ я, приведя живыхъ, изсѣкъ и бросилъ въ ту рѣчку Сальню. А врозь перебилъ ихъ въ то время около двухсотъ лучшихъ мужей.

А вотъ какъ я трудился, охотясь: пока сидѣлъ въ Черниговѣ, а изъ Чернигова выйдя, и до этого года — по сотнѣ загонялъ и бралъ безъ трудовъ, не считая другой охоты, внѣ Турова, гдѣ съ отцомъ охотился на всякаго звѣря.

И вотъ что я въ Черниговѣ дѣлалъ: коней дикихъ своими руками связалъ я въ пущахъ десять и двадцать, живыхъ коней, помимо того, что, разъѣзжая по равнинѣ, ловилъ своими руками тѣхъ же. коней дикихъ. Два тура метали меня рогами вмѣстѣ съ конемъ, олень меня одинъ бодалъ, а изъ двухъ лосей одинъ ногами топталъ, другой рогами бодалъ. Вепрь у меня на бедрѣ мечъ оторвалъ, медвѣдь мнѣ у колѣна потникъ укусилъ, лютый звѣрь вскочилъ ко мнѣ на бедра и коня со мною опрокинулъ, и Богъ сохранилъ меня невредимымъ. И съ коня много падалъ, голову себѣ дважды разбивалъ, и руки и ноги свои повреждалъ — въ юности своей повреждалъ, не дорожа жизнью своею, не щадя головы своей.

Что надлежало дѣлать отроку моему, то самъ дѣлалъ — на войнѣ и на охотахъ, ночью и днемъ, въ жару и въ стужу, не давая себѣ покоя. На посадниковъ не полагаясь, ни на биричей, самъ дѣлалъ, что было надо; весь распорядокъ и въ домѣ у себя также самъ устанавливалъ. И у ловчихъ охотничій распорядокъ самъ устанавливалъ, и у конюховъ, и о соколахъ и о ястребахъ заботился.

Также и бѣднаго смерда, и убогую вдовицу не давалъ въ обиду сильнымъ и за церковнымъ порядкомъ и за службой самъ наблюдалъ.

Не осуждайте меня, дѣти мои или другой, кто прочтетъ: не хвалю вѣдь я ни себя, ни смѣлости своей, но хвалю Бога и прославляю милость Его, ибо меня, грѣшнаго и ничтожнаго, столько лѣтъ хранилъ отъ тѣхъ смертныхъ опасностей и не лѣнивымъ меня, дурного, создалъ, на всякія дѣла человѣческія годнымъ. Прочитавъ эту грамотку, потщитесь дѣлать всякія добрыя дѣла, славя Бога со святыми Его. Смерти, дѣти, не бойтесь, ни войны, ни звѣря, дѣло исполняйте мужское, какъ вамъ Богъ пошлетъ. Ибо, если я отъ войны, и отъ звѣря, и отъ воды, и отъ паденія съ коня уберегся, то никто изъ васъ не можетъ повредить себя или быть убитымъ, пока не будетъ отъ Бога повелѣно. А если случится отъ Бога смерть, то ни отецъ, ни мать, ни братья не могутъ васъ отнять отъ нея, но если и хорошее дѣло — остерегаться самому, то Божіе сбереженіе лучше человѣческаго.

О я, многострадальный и печальный! Много борешься, душа, съ сердцемъ и одолѣваешь сердце мое; всѣ мы тлѣнны, и потому помышляю, какъ бы не предстать передъ страшнымъ Судьею, не покаявшись и не помирившись между собою.

Ибо кто молвитъ: «Бога люблю, а брата своего не люблю», — ложь это. И еще: «Если не простите прегрѣшеній брату, то и вамъ не проститъ Отецъ вашъ Небесный». Пророкъ говоритъ: «Не соревнуйся лукавствующимъ, не завидуй творящимъ беззаконіе». «Что лучше и прекраснѣе, чѣмъ жить братьямъ вмѣстѣ». Но все наущеніе дьявола! Были вѣдь войны при умныхъ дѣдахъ нашихъ, при добрыхъ и при блаженныхъ отцахъ нашихъ. Дьяволъ вѣдь ссоритъ насъ, ибо не хочетъ добра роду человѣческому. Это я тебѣ написалъ, потому что понудилъ меня сынъ мой, крещенный тобою, что сидитъ близко отъ тебя. Прислалъ онъ ко мнѣ мужа своего и грамоту, со словами: «Договоримся и помиримся, а братцу моему Божій судъ пришелъ. А мы не будемъ за него мстителями, но положимъ то на Бога, когда предстанутъ они предъ Богомъ; а Русскую землю не погубимъ». И, увидѣлъ смиреніе сына моего, сжалился я и, Бога устрашившись, сказалъ: «Онъ по молодости своей и неразумію такъ смиряется, на Бога возлагаетъ; я же — человѣкъ, грѣшнѣе всѣхъ людей».

Послушалъ я сына своего, написалъ тебѣ грамоту: примешь ли ты ее по-доброму или съ поруганіемъ, то и другое увижу изъ твоей грамоты. Этими вѣдь словами я предупредилъ тебя, чего я ждалъ отъ тебя, смиреніемъ и покаяніемъ желая отъ Бога отпущенія прошлыхъ своихъ грѣховъ. Господь нашъ не человѣкъ, но Богъ всей вселенной, — что захочетъ, во мгновеніе ока все сотворитъ, — и все же самъ претерпѣлъ хулу, и оплеваніе, и удары и на смерть отдалъ Себя, владѣя жизнью и смертью. А мы что такое, люди грѣшные и худые? Сегодня живы, а завтра мертвы, сегодня въ славѣ и въ чести, а завтра въ гробу и забыты. Другіе собранное нами раздѣлятъ.

Посмотри, братъ, на отцовъ нашихъ: чтó они скопили и на что имъ одежды? Только и есть у нихъ, чтó сдѣлали душѣ своей. Съ этими словами тебѣ первому, братъ, надлежало послать ко мнѣ и предупредить меня. Когда же убили дитя, мое и твое, предъ тобою, слѣдовало бы тебѣ, увидѣвъ кровь его и тѣло его, увянувшее подобно цвѣтку, впервые распустившемуся, подобно агнцу заколотому, сказать, стоя надъ нимъ, вдумавшись въ помыслы души своей: «Увы мнѣ, что я сдѣлалъ! И, воспользовавшись его неразуміемъ, ради неправды свѣта сего суетнаго нажилъ я грѣхъ себѣ, а отцу и матери его принесъ слезы!»

Надо было бы сказать тебѣ словами Давида: «Знаю, грѣхъ мой всегда передо мною». Не изъ-за пролитія крови, а свершивъ прелюбодѣяніе, помазанникъ Божій Давыдъ посыпалъ главу свою и плакалъ горько, — въ тотъ часъ отпустилъ ему согрѣшенья его Богъ. Богу бы тебѣ покаяться, а ко мнѣ написать грамоту утѣшительную да сноху мою послать ко мнѣ, — ибо нѣтъ въ ней ни зла, ни добра, — чтобы я, обнявъ ее, оплакалъ мужа ея и ту свадьбу ихъ, вмѣсто пѣсенъ: ибо не видѣлъ я ихъ первой радости, ни вѣнчанія ихъ, за грѣхи мои. Ради Бога, пусти ее ко мнѣ поскорѣе съ первымъ посломъ, чтобы, поплакавъ съ нею, поселилъ у себя, и сѣла бы она какъ горлица на сухомъ деревѣ, горюя, а самъ бы я утѣшился въ Богѣ.

Тѣмъ вѣдь путемъ шли дѣды и отцы наши: судъ отъ Бога пришелъ ему, а не отъ тебя. Если бы тогда ты свою волю сотворилъ и Муромъ добылъ, а Ростова бы не занималъ и послалъ бы ко мнѣ, то мы бы отсюда и уладились. Но самъ разсуди, мнѣ ли было достойно послать къ тебѣ или тебѣ ко мнѣ? Если бы ты велѣлъ сыну моему: «Сошлись съ отцомъ», десять разъ я бы послалъ.

Развѣ удивительно, что мужъ палъ на войнѣ? Умирали такъ лучшіе изъ предковъ нашихъ. Но не слѣдовало ему искать чужого и меня въ позоръ и въ печаль вводить. Подучили вѣдь его слуги, чтобы себѣ что-нибудь добыть, а для него добыли зла. И если начнешь каяться Богу и ко мнѣ будешь добръ сердцемъ, пославъ посла своего или епископа, то напиши грамоту съ правдою, тогда и волость получишь добромъ, и наше сердце обратишь къ себѣ, и лучше будемъ, чѣмъ прежде: ни врагъ я тебѣ, ни мститель. Не хотѣлъ вѣдь я видѣть крови твоей у Стародуба; но не дай Богъ видѣть кровь ни отъ руки твоей, ни отъ повелѣнія твоего, ни отъ кого-либо изъ братьевъ. Если же я лгу, то Богъ мнѣ судья и крестъ честной! Если же въ томъ состоитъ грѣхъ мой, что на тебя пошелъ къ Чернигову изъ-за язычниковъ, я въ томъ каюсь, о томъ я не разъ братіи своей говорилъ и еще имъ повѣдалъ, ибо я человѣкъ.

Если тебѣ хорошо, то... если тебѣ плохо, то вотъ сидитъ подлѣ тебя сынъ твой крестный съ малымъ братомъ своимъ и хлѣбъ ѣдятъ дѣдовскій, а ты сидишь на своемъ хлѣбѣ, объ этомъ и рядись. Если же хочешь ихъ убить, то вотъ они у тебя оба. Ибо не хочу я зла, но добра хочу братіи и Русской землѣ. А что ты хочешь добыть насильемъ, то мы, заботясь о тебѣ, давали тебѣ и въ Стародубѣ отчину твою. Богъ свидѣтель, что мы съ братомъ твоимъ рядились, если онъ не сможетъ рядиться безъ тебя. И мы не сдѣлали ничего дурного, не сказали: пересылайся съ братомъ до тѣхъ поръ, пока не уладимся. Если же кто изъ васъ не хочетъ добра и мира христіанамъ, пусть тому отъ Бога мира не видать душѣ своей на томъ свѣтѣ!

Не отъ нужды говорю я это, ни отъ бѣды какой-нибудь, посланной Богомъ, самъ поймешь, но душа своя мнѣ дороже всего свѣта сего.

На Страшномъ судѣ безъ обвинителей самъ себя обличаю, и прочее.

«Премудрости Наставникъ и смысла Податель, неразумнымъ Учитель и нищимъ Заступникъ! Утверди въ разумѣ сердце мое, Владыка! Дай мнѣ даръ слова, Отче, устамъ моимъ не запрещай взывать къ Тебѣ: Милостивый, помилуй падшаго!» «Упованіе мое — Богъ, прибѣжище мое — Христосъ, покровъ мой — Духъ Святой!» «Надежда и защита моя, не презри меня, Благая! Тебя имѣю помощницей въ печали, и въ болѣзни, и во всѣхъ бѣдахъ, и тебя славлю, Воспѣтая!» «Разумѣйте и узрите, что Я Богъ, испытующій сердца и вѣдающій мысли, обличающій дѣла, опаляющій грѣхи, дающій судъ сиротѣ, и убогому, и нищему». «Преклонись, душа моя, и о дѣлахъ своихъ помысли, содѣянныхъ тобою, глазами своими обозри ихъ, и каплю испусти слезъ своихъ, и повѣдай открыто всѣ дѣла свои и мысли Христу, и очистись». «Андрей честной, отче преблаженный, пастырь Критскій! Не престань молиться за насъ, чтущихъ тебя, да избавимся всѣ отъ гнѣва, и печали, и тлѣнія, и грѣха, и бѣдъ, чтущіе память твою вѣрно». Градъ свой сохрани, Дѣва-Матерь чистая, который царствуетъ честно подъ Твоимъ покровительствомъ, пусть онъ Тобой укрѣпляется и на Тебя надѣется, побѣждаетъ во всѣхъ битвахъ, сокрушаетъ враговъ и покоряетъ ихъ. «О Воспѣтая Матерь, родившая Святѣйшее изъ святыхъ Слово! Принявъ нынѣшнее приношеніе, защити насъ отъ всякой напасти и отъ грядущей муки — къ Тебѣ взывающихъ. Молимся Тебѣ, рабы Твои, и преклоняемъ колѣна сердца нашего: склони ухо Твое, Чистая, и спаси насъ, вѣчно въ скорбяхъ погруженныхъ, и соблюди отъ всякаго плѣненія вражескаго твой городъ, Богородица! Пощади, Боже, наслѣдіе Твое, прегрѣшенія наши всѣ прости, видя, что мы молимся теперь Тебѣ, на землѣ родившую Тебя безъ сѣмени, земную милость, изволеніемъ своимъ воплотившій, Христе, въ человѣка». Пощади меня, Спасѣ, родившійся и сохранившій Родившую Тебя нетлѣнною по Твоемъ рожденіи, когда возсядешь судить дѣла мои, какъ Безгрѣшный и Милостивый, какъ Богъ и Человѣколюбецъ! Дѣва Пречистая, не искушенная бракомъ, Богомъ обрадованная, вѣрующимъ наставленіе, спаси меня, погибающаго и къ Сыну Твоему вопіющаго: «Помилуй меня, Господи, помилуй! Если хочешь судить, не осуждай меня на вѣчный огонь, не обличай меня яростью своею — молитъ Тебя Дѣва Чистая, родившая Тебя, Христе, и множество ангеловъ, и мучениковъ сонмъ».

Во имя Христа Ісуса, Господа нашего, которому подобаетъ честь и слава, Отцу и Сыну и Святому Духу, всегда и нынѣ и присно во вѣки!

Печатается по изданію: Поученіе Владиміра Мономаха. // «Изборникъ» (Сборникъ произведеній литературы Древней Руси). — М.: Издательство «Художественная литература», 1969. — С. 146-171.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0