Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПОСЛѢ XV ВѢКА

Преп. Іосифъ Волоцкій († 1515 г.)
ПРОСВѢТИТЕЛЬ.

Слово пятое. Противъ ереси новгородскихъ еретиковъ, говорящихъ, будто не слѣдуетъ изображать на святыхъ иконахъ Святую и Единосущную Троицу, ибо сказано въ Писаніи, что Авраамъ видѣлъ Бога съ двумя ангелами, а не Троицу. Здѣсь же приводятся изъ Священнаго Писанія доказательства того, что Авраамъ видѣлъ Святую Троицу и что должно изображать на всечестныхъ иконахъ Святую и Животворящую Троицу.

Подобаетъ знать, что всѣ заповѣди Господа нашего Іисуса Христа чудесны и полезны, ибо даны для нашего спасенія. Богъ не хочетъ смерти грѣшника (ср. Іез. 33, 11), но хочетъ всѣхъ спасти и привести къ познанію истины (ср. 1 Тим. 2, 4): однихъ Онъ приводитъ Самъ, другихъ — черезъ святыхъ пророковъ, апостоловъ, святыхъ и преподобныхъ отцевъ и вселенскихъ учителей. Врагъ же нашъ діаволъ непрестанно ищетъ, кого ему поглотить и отвратить отъ праваго пути. Онъ началъ съ Адама и до нашего времени многихъ прельстилъ, научивъ однихъ поклоненію идоламъ, другихъ — убійству, прелюбодѣянію и прочимъ грѣхамъ, третьихъ же — еретичеству.

Худшій изъ всѣхъ грѣховъ — еретичество — гнуснѣе любого беззаконія. Многіе сейчасъ поддались діаволу, исказили правую вѣру, говорили безразсудные слова и уклонились въ различныя ереси, ибо превратно толковали многія книги Божественнаго Писанія, а потому отступили отъ истинной христіанской вѣры къ жидовству. Я говорю о протопопѣ Алексѣѣ, попѣ Денисѣ, Ѳедорѣ Курицынѣ и ихъ единомышленникахъ, которые на свою погибель сначала въ Великомъ Новгородѣ, а послѣ — во многихъ другихъ городахъ и селеніяхъ посѣяли жидовское ученіе и исказили Божественное Писаніе.

Скажемъ сейчасъ объ одномъ нечестивомъ еретическомъ ихъ ученіи: будто бы не слѣдуетъ изображать на честныхъ иконахъ Святую и Животворящую Троицу, ибо Авраамъ, какъ они говорятъ, принималъ у себя и угощалъ Бога съ двумя ангелами, а не Троицу. Таково ихъ обыкновеніе — извращать Священное Писаніе и толковать его въ соотвѣтствіи со своей ересью; въ этомъ дѣлѣ діаволъ взялъ ихъ себѣ въ помощники, какъ онъ взялъ Іуду своимъ помощникомъ въ Распятіи Господа Іисуса.

Но мы, не отъ себя придумавъ, но по древнимъ Божественнымъ пророческимъ книгамъ отвѣтимъ еретикамъ и убѣдимся въ томъ, что Авраамъ видѣлъ Бога въ трехъ Лицахъ, то есть Отца, Сына и Святаго Духа.

Великій Моисей говоритъ: Явился Аврааму Господь у дубравы Мамре (ср. Быт. 18, 1). Вдумайся въ то, что онъ говоритъ: Явился Аврааму Господь. Почему Моисей не сказалъ: «Явился Аврааму Господь съ двумя ангелами»? Почему Моисей о Богѣ сказалъ, а объ ангелахъ умолчалъ? Всѣмъ, кто читаетъ Священное Писаніе, извѣстно, что Богъ многократно являлся святымъ — если Богъ являлся одинъ, то и Писаніе прямо говоритъ объ этомъ, если же Богъ являлся съ ангелами, то и въ Писаніи это отражено. Писаніе свидѣтельствуетъ о томъ, что Богъ одинъ явился Ною, много разъ одинъ являлся Аврааму и Моисею. Когда же Богъ явился Іакову на лѣстницѣ, Ангелы Божіи восходили и нисходили по лѣстницѣ (Быт. 28, 12-13); когда Онъ явился Исаіе Сидящимъ на престолѣ, Серафимы предстояли Ему (Ис. 6, 1-3); Даніилу Богъ явился Ветхимъ днями, и тысячи тысячъ служили Ему (Дан. 7, 9-10), — обо всемъ этомъ прямо сказано въ Писаніи. Писаніе не говоритъ о томъ, что Богъ явился Аврааму съ двумя ангелами, но вотъ что оно говоритъ: Явился Аврааму Богъ. Авраамъ возвелъ очи свои и взглянулъ, и вотъ, три мужа стоятъ противъ него, онъ побѣжалъ навстрѣчу имъ и поклонился до земли, и сказалъ: Владыка! если я обрѣлъ благодать предъ Тобою, не пройди мимо раба Своего; и принесутъ воды, и омоютъ ноги Ваши; и принесутъ хлѣба, и Вы поѣдите. И сказалъ Авраамъ женѣ своей Саррѣ: поскорѣе замѣси три саты лучшей муки. А самъ Авраамъ, взявъ съ собой отрока, побѣжалъ къ стаду и взялъ теленка лучшаго, привелъ и приготовилъ его. И взялъ масло, медъ и молоко и поставилъ предъ Ними, и Они ѣли, а самъ онъ стоялъ подлѣ Нихъ (ср. Быт. 18, 1-8). Всѣ двое Трое сидѣли вмѣстѣ, равные славой, равные честью, ни Одинъ не больше и не меньше Другихъ; Авраамъ одинаково послужилъ Имъ и равно почтилъ Ихъ. Если бы это былъ Богъ съ двумя ангелами, то развѣ осмѣлились бы ангелы быть сопрестольными Богу? Нигдѣ въ Писаніи ты не найдешь свидѣтельства о томъ, что ангелы когда-либо бываютъ сопрестольными Богу, но сопрестольны Отцу только Сынъ и Святой Духъ, какъ свидѣтельствуетъ Священное Писаніе Ветхаго и Новаго Завѣтовъ.

Такъ говоритъ премудрый Павелъ о Христѣ: Мы имѣемъ такого Первосвященника, Который возсѣлъ одесную престола величія на небесахъ... (Евр. 8, 1) Онъ же, принеся одну жертву за грѣхи, навсегда возсѣлъ одесную Бога, ожидая затѣмъ, доколѣ враги Его будутъ положены въ подножіе ногъ Его (Евр. 10, 12-13). И еще говоритъ святой апостолъ Павелъ: Объ Ангелахъ сказано: Ты творишь Ангелами Своими духовъ... А о Сынѣ: престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка; жезлъ царствія Твоего — жезлъ правоты. Ты возлюбилъ правду и возненавидѣлъ беззаконіе, посему помазалъ Тебя, Боже, Богъ Твой елеемъ радости болѣе соучастниковъ Твоихъ (Евр. 1, 7-9). Желая показать славу Единороднаго Сына Божьяго, пророкъ Давидъ говоритъ: Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка (Псал. 44, 7) [1]. Истолковывая псалмопѣвца, апостолъ Павелъ говоритъ: Объ Ангелахъ сказано: Ты творишь Ангелами Своими духовъ (Псал. 103, 4) [2], а о Сынѣ: престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка (Псал. 44, 7). Чтобы кто-нибудь не сказалъ, будто не къ Сыну, но къ Отцу обращены слова: Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка, немного дальше пророкъ Давидъ говоритъ: Посему помазалъ Тебя, Боже, Богъ Твой елеемъ радости болѣе соучастниковъ Твоихъ (Псал. 44, 8). Нигдѣ въ Писаніи не сказано о томъ, что Отецъ былъ помазанъ, только Сынъ Божій Единородный по Своей человѣческой природѣ былъ помазанъ. Тотъ же пророкъ говоритъ о Единородномъ Сынѣ Божьемъ: Ты священникъ вовѣкъ по чину Мелхиседека (Псал. 109, 4). Если Онъ былъ Священникомъ, значитъ, Онъ былъ помазанъ. Какъ Мелхиседекъ былъ священникомъ не по закону Моисея, такъ и Владыка Христосъ, о которомъ апостолъ Павелъ говоритъ: Но Христосъ, Первосвященникъ будущихъ благъ, придя съ большею и совершеннѣйшею скиніею, нерукотворенною, то есть не такового устроенія, и не съ кровью козловъ и тельцовъ, но со Своею Кровію, однажды вошелъ во святилищѣ и пріобрѣлъ вѣчное искупленіе (Евр. 9, 11-12). О Немъ же и пророкъ Давидъ говоритъ: Посему помазалъ Тебя, Боже, Богъ Твой. Ибо Плоть Господа была помазана нашествіемъ на Него Святаго Духа, Который и есть «елей радости», а слова болѣе соучастниковъ Твоихъ сказаны о всѣхъ людяхъ, ибо всѣмъ людямъ дается отчасти общеніе Святаго Духа. Сойдя на Сына Божьяго, Святой Духъ пребывалъ на Немъ (Іоан. 1, 32), какъ сказалъ Іоаннъ, и не отлеталъ отъ Него, будучи Единосущнымъ Ему. Кто-либо можетъ сказать, что это сказано о царѣ или о поставленномъ по закону архіереѣ: Посему помазалъ Тебя, Боже, Богъ Твой, ибо и ихъ называли богами. Но если бы это было сказано о царѣ или объ архіереѣ, поставленномъ по закону, то пророкъ не сказалъ бы: Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка, ибо ихъ престолъ не вѣченъ, но вмѣстѣ съ ихъ царствомъ исчезъ и престолъ ихъ. Одинъ Единородный Сынъ Божій и Господь нашъ Іисусъ Христосъ имѣетъ престолъ во вѣкъ вѣка, и Ему сказано: Престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка.

Подобно этому и далѣе пророкъ Давидъ говоритъ: Сказалъ Господь Господу моему: сѣди одесную Меня, доколѣ положу враговъ Твоихъ въ подножіе ногъ Твоихъ (Псал. 109, 1). «Доколѣ» — сказано не о времени, но такъ, какъ обычно говорится въ Священномъ Писаніи. Напримѣръ, Богъ сказалъ черезъ пророка: Я есмь, Я есмь, и до старости вашей Я тотъ же буду (см. Ис. 46, 4). Понятно, что бытіе Бога не прекращается вмѣстѣ со старостью человѣка. Далѣе, да не подумаетъ кто-либо, что простому человѣку, а не Богу сказано: Сѣди одесную Меня, доколѣ положу враговъ Твоихъ въ подножіе ногъ Твоихъ, и что не вѣчно пребываніе одесную Бога Отца, но ограничено во времени, разъ есть слово «доколѣ». Желая показать, что эти слова обращены къ Богу и что пребываніе Бога Сына одесную Отца — вѣчное, пророкъ немного далѣе говоритъ: Изъ чрева прежде денницы Я родилъ Тебя (см. Псал. 109, 3). Слова «прежде денницы» означаютъ, что Единородный Сынъ Божій былъ прежде всѣхъ лѣтъ и прежде вѣковъ; слова «изъ чрева» свидѣтельствуютъ о единствѣ Сущности и Естества Отца и Сына — такъ Отецъ говоритъ: не какъ-либо иначе, но отъ Моего Естества родился Сынъ. Будучи Единосущнымъ и Одного Естества съ Отцомъ, Сынъ сопрестоленъ Ему.

Такимъ образомъ, ты видишь, что Отцу сопрестоленъ Сынъ, а не ангелы.

Также и Духъ Святой, равно поклоняемый и славимый съ Отцомъ и Сыномъ, говорившій черезъ пророковъ, равночестенъ и сопрестоленъ Отцу. О Немъ свидѣтельствуетъ первоверховный апостолъ Петръ: Ибо никогда пророчество не было произносимо по волѣ человѣческой, но изрекали его святые Божіи человѣки, будучи движимы Духомъ Святымъ (2 Петр. 1, 21). Также и премудрый Павелъ говоритъ о Немъ: И одинъ Духъ Святой, Имъ — все, и мы — въ Немъ. Ибо Духъ все проницаетъ, и глубины Божіи... Божьяго никто не знаетъ, кромѣ Духа Божія (ср. 1 Кор. 2, 10-11). И Давидъ говоритъ: Пошлешь Духъ Твой — созидаются (Псал. 103, 30). Подобно этому говоритъ Іовъ: Духъ Божій создалъ меня (Іов. 33, 4). Іоиль говоритъ: Излію отъ Духа Моего на всякую плоть, и будутъ пророчествовать (Іоил. 2, 28). И Исаія свидѣтельствуетъ: Послалъ Меня Господь Богъ и Духъ Его (Ис. 48, 16). И далѣе: Духъ Господень велъ ихъ къ покою (Ис. 63, 14). И еще: Но примите слова Мои и опредѣленія Мои, которыя Я заповѣдалъ черезъ Духа Моего рабамъ Моимъ, пророкамъ (см. Зах. 1, 6).

Изъ этого ты видишь, что Сынъ и Святой Духъ Единосущны Отцу и имѣютъ равную съ Нимъ славу и честь. Если же Они Единосущны и имѣютъ равную честь и славу, то всѣ Три — Сопрестольны.

Объ ангелахъ сказалъ мужественный подвижникъ Павелъ: Кому когда изъ Ангеловъ сказалъ Богъ: сѣди одесную Меня? (Евр. 1, 13) Ангелы являются твореніемъ и созданіемъ Святой и Единосущной Троицы, служителями вѣчной и непостижимой Ея славы, они знаютъ свои чины и свое достоинство.

И довольно объ этомъ.

Разсмотримъ далѣе тайну явленія Святой Троицы Аврааму. Святая Троица, неизреченная и непостижимая, явилась Аврааму неизреченно, непостижимо и неописуемо. Авраамъ, будто разговаривая съ Однимъ и Тѣмъ же, обращался то къ Троимъ, то къ Одному. Къ Одному онъ такъ обращался: Владыка! если я обрѣлъ благоволеніе предъ очами Твоими (Быт. 18, 3); къ Троимъ такъ: И омоютъ ноги Ваши (Быт. 18, 4). Былъ таинственный смыслъ въ томъ, что Авраамъ, видя Трехъ, называлъ Ихъ Однимъ Господомъ, — этимъ въ Писаніи объявляется единство Божества; когда же Авраамъ обращался къ Троимъ, то этимъ показывалъ Триѵпостасность и Трехличность Божества.

Осознай это великое и чудесное таинство, которое благоизволилъ Богъ сотворить тогда въ шатрѣ Авраама! Вначалѣ Богъ явилъ Аврааму тайну Святой Троицы; затѣмъ ѣлъ у него, желая дать ему благое обѣтованіе рожденія въ старости Исаака, которое прообразуетъ рожденіе безъ сѣмени Спасителя. Все это необъяснимо и сверхъестественно: для Бога — быть въ человѣческомъ образѣ, для Безплотнаго — ѣсть, для безплодной — родить въ старости, для Дѣвы — безъ мужа зачать и родить, сохранивъ дѣвственность; но куда снизойдетъ Богъ, Который превыше всякаго естества, тамъ происходятъ сверхъестественныя вещи.

Еще говоритъ Писаніе: И сказалъ ему Господь: гдѣ Сарра, жена твоя? Онъ отвѣчалъ: здѣсь, въ шатрѣ. Сказалъ ему Господь: Я опять буду у тебя въ это же время въ слѣдующемъ году, и будетъ сынъ у Сарры, жены твоей (См. Быт. 18, 9-10) [3]. Авраамъ помнилъ, что раньше Богъ обѣщалъ ему, говоря: Сару, жену твою, не называй Сарою, но да будетъ имя ей: Сарра; Я... дамъ тебѣ отъ нея сына (Быт. 17, 15-16). Развѣ могъ Авраамъ не понять, что его вновь посѣтилъ Богъ, Который раньше обѣщалъ дать ему дитя, а сейчасъ исполнялъ обѣщанное?

Хотя Святая и Единосущная Троица благоизволила явиться Аврааму въ человѣческомъ образѣ, но вскорѣ дала понять ему Свое Божество и силу. Святое Писаніе говоритъ: И встали тѣ мужи и оттуда отправились къ Содому и Гоморрѣ; Авраамъ же пошелъ съ ними, проводить ихъ. И сказалъ Господь: утаю ли Я отъ Авраама раба Моего, что хочу дѣлать! (Быт. 18, 16-17). Какой странникъ въ небогатой одеждѣ, не имѣющій ни воиновъ, ни слугъ въ услуженіи, могъ бы назвать Авраама рабомъ, вѣдь Авраамъ имѣлъ много рабовъ и большое богатство?

Далѣе Господь говоритъ: Отъ Авраама точно произойдетъ народъ великій и сильный, и благословятся въ немъ всѣ народы земли (Быт. 18, 18). Вновь Аврааму стало понятно, что ему явился Богъ, сказавшій раньше: Благословятся въ тебѣ всѣ народы земли (См. Быт. 12, 3) [4]. И сейчасъ этотъ же Богъ вновь говоритъ Аврааму: Благословятся въ тебѣ всѣ народы земли.

Почему Авраамъ, уже доподлинно узнавъ, что не люди, но Богъ явился ему, одинаково послужилъ Троимъ, равно почтилъ Троихъ, равно Троимъ омылъ ноги? Развѣ это не истинное свидѣтельство того, что Святая, Единосущная и Животворящая Троица открыла Свою тайну Своему угоднику Аврааму: Она Едина и Троична, Едина Божествомъ и Существомъ, Троична же въ Лицахъ, или Ѵпостасяхъ. Ибо Писаніе говоритъ, что послѣ этого обратились мужи оттуда и пошли въ Содомъ... И пошелъ Господь, переставъ говорить съ Авраамомъ... И пришли тѣ два Ангела въ Содомъ (Быт. 18, 22. 33; 19, 1). Знай же, что Богъ Отецъ пошелъ одинъ, а въ Содомъ Онъ послалъ Сына и Святаго Духа, ибо Бога Отца никто никогда не посылалъ, Сынъ же Самъ говоритъ о Себѣ: Пославшій Меня Отецъ, Онъ далъ Мнѣ заповѣдь (Іоан. 12, 49); и о Святомъ Духѣ Сынъ говоритъ: Если Я пойду, то пошлю вамъ другого Утѣшителя отъ Отца (ср. Іоан. 15, 26; 16, 7). Изначально, когда захотѣлъ Отецъ сотворить человѣка, тогда Онъ призвалъ Сына и Святаго Духа, говоря: Сотворимъ человѣка (Быт. 1, 26). Когда Богъ Отецъ захотѣлъ уничтожить богоборное собраніе людей, рѣшившихъ создать Вавилонскую башню, Онъ не разрушилъ ее единолично, но сказалъ Сыну и Святому Духу: Сойдемъ же и смѣшаемъ тамъ языкъ ихъ (Быт. 11, 7). Такъ же Онъ поступилъ и сейчасъ: захотѣвъ истребить гнусный, нечистый, дерзкій и свирѣпый народъ и избавить праведника отъ смерти, Богъ Отецъ послалъ Сына и Святаго Духа, чтобы показать единую во всемъ волю, единую власть и единое желаніе Святой Троицы.

И довольно объ этомъ.

Теперь слѣдуетъ разрѣшить недоумѣніе многихъ, спрашивающихъ: почему святые и божественные отцы и учители наши иногда пишутъ, что Авраамъ принималъ у себя Святую Троицу, иногда — что онъ принималъ Бога съ двумя ангелами, иногда же — что онъ трехъ ангеловъ пригласилъ къ себѣ въ шатеръ? Можно подумать, что эти утвержденія противорѣчатъ другъ другу. Нѣтъ, они не противорѣчатъ другъ другу, но согласны другъ съ другомъ, и подтверждаются Священнымъ Писаніемъ Ветхаго и Новаго Завѣтовъ. Максимъ Великій говоритъ, что все Священное Писаніе Ветхаго и Новаго Завѣтовъ не можетъ быть понято само по себѣ безъ мудраго истолкованія святыхъ отцовъ, исполненныхъ благодати Божественнаго Духа. Многое въ Писаніи намъ кажется противорѣчивымъ: иногда сказано такъ, иногда по-другому. Мы такъ думаемъ изъ-за нашего неразумія, или изъ-за небрежности, или изъ-за строптивости. Нѣтъ, не слова святыхъ мужей противорѣчатъ другъ другу, но мы, будучи плотскими, не можемъ думать духовно и потому не можемъ понимать ихъ; какъ кто-то изъ святыхъ сказалъ, думающіе по-плотски понимаютъ Божественное Писаніе не по волѣ Святаго Духа, но по волѣ плоти.

Поэтому мы начнемъ со страхомъ Божіимъ и углубимся въ Священное Писаніе, чтобы, какъ говоритъ божественный Іоаннъ Златоустъ, понять намъ каждую книгу такъ, какъ надлежитъ, и принимать ученіе въ подобающее время, а не наспѣхъ, чтобы Писаніе казалось намъ не противорѣчивымъ, но во всемъ согласующимся. Истинно сказали святые отцы, что добро, не вовремя приходящее, превращается въ зло, но не изъ-за своей природы, а изъ-за неразумія принимающихъ его. По словамъ Іоанна, автора божественной Лѣствицы, если принять лѣкарство въ нужное время, то лѣченіе идетъ на пользу, если же не вовремя, то оно можетъ убить человѣка. Не будемъ и мы, прельщаемые гордыми мыслями, допытываться о смыслѣ Писанія прежде времени, ибо тогда не поймемъ и въ надлежащее время; вѣдь иногда Священное Писаніе прямо свидѣтельствуетъ, а иногда для вѣрнаго пониманія требуется опредѣленное время и знаніе описываемыхъ обстоятельствъ.

Все Священное Писаніе, преданное Святой Церкви, не имѣетъ въ себѣ недостатковъ, поэтому не слѣдуетъ его хулить, но слѣдуетъ всѣми силами хранить его и пытаться правильно, а не по нашему произволу, понимать его. Если кто-либо порочитъ или осуждаетъ Священное Писаніе, полагаясь лишь на свой разумъ, — нѣтъ его безумнѣе. Язычники, іудеи и еретики по своей надменности не могли сказать: «Мы не знаемъ», — но поносили Священное Писаніе; изъ-за этого они впали въ заблужденія и совратились на всевозможное зло. Каждый, кто хочетъ понять Писаніе, пусть не надѣется на свой умъ, пусть не считаетъ его достаточнымъ; но тотъ искусенъ, кто сохраняетъ слова Писанія въ неизмѣнности и, благодаря премудрости Святаго Духа, раскрываетъ тайны, засвидѣтельствованныя Священнымъ Писаніемъ.

Поэтому мы должны написать небольшое поученіе для нашего наставленія не отъ себя, но привести свидѣтельства изъ Священнаго Писанія Ветхаго Завѣта, изъ книгъ пророковъ, изъ Святаго Евангелія и апостольскихъ твореній. Послѣ мы приведемъ и выдержки изъ сочиненій святыхъ и божественныхъ отцовъ и учителей нашихъ о Святой и Животворящей Троицѣ. Изъ этого небольшаго поученія мы увидимъ, что ложно понимающіе Священное Писаніе вездѣ въ Писаніи находятъ противорѣчія, а истинно понявшіе Его во всемъ видятъ согласіе.

Прежде, въ Ветхомъ законѣ, Богъ Самъ повелѣлъ приносить жертвы, совершать всесожженія, играть на гусляхъ, арфахъ, тимпанахъ и свирѣляхъ. Но въ Писаніи также сказано, что Богъ не только не любитъ и не желаетъ всего этого, но ненавидитъ и отвращается отъ такого богослуженія. Въ книгѣ Левитъ написано: И воззвалъ Господь къ Моисею и сказалъ ему изъ скиніи собранія, говоря: пусть принесутъ Мнѣ всесожженія и жертвы (ср. Лев. 1, 1 и далѣе). Черезъ пророка Іеремію Богъ говоритъ противоположное: Ибо отцамъ вашимъ Я не говорилъ и не давалъ имъ заповѣди... о всесожженіи и жертвѣ (Іер. 7, 22). Черезъ пророка Исаію Богъ говоритъ: Всѣхъ, хранящихъ субботу Мою... Я приведу на святую гору Мою... всесожженія ихъ и жертвы ихъ будутъ благопріятны на жертвенникѣ Моемъ (см. Ис. 56, 6-7). Далѣе черезъ этого же пророка Богъ говоритъ иное: Къ чему Мнѣ множество жертвъ вашихъ?.. Я пресыщенъ всесожженіями овновъ... и крови тельцовъ и агнцевъ... не хочу... Новомѣсячія ваши и праздники ваши ненавидитъ душа Моя (Ис. 1, 11. 14). Черезъ пророка Давида Господь сказалъ: Принесите Господу дѣтей овчихъ (см. Псал. 28, 1), несите дары и идите во дворы Его (Псал. 95, 8). И черезъ того же пророка Богъ говоритъ обратное: Жертвы и приношенія Ты не восхотѣлъ (Псал. 39, 7), не пріиму тельца изъ дома твоего, ни козловъ изъ дворовъ твоихъ (Псал. 49, 9).

Какъ понять это? Почему одного и того же Богъ хочетъ и не хочетъ, любитъ и ненавидитъ?

Отвѣтъ заключается въ томъ, что Богъ, подавшій законъ, не заповѣдалъ ни жертвоприношеній, ни всесожженій, но лишь допустилъ ихъ, снисходя къ слабости іудеевъ. Послѣ того какъ іудеи принесли жертвы тельцу, Богъ далъ имъ заповѣдь о жертвоприношеніяхъ и попустилъ имъ играть на арфахъ во время праздниковъ, ибо Богъ видѣлъ, какъ іудеи неистовствовали и чуть не удушали себя, желая приносить жертвы, видѣлъ, какъ они хотѣли поклониться идоламъ, а многіе изъ нихъ уже поклонились. Поэтому Господь повелѣлъ имъ совершать жертвоприношенія, говоря: «Разъ вы неистовствуете и хотите жертвъ — приносите жертвы Мнѣ».

Богъ такъ повелѣлъ, но не навсегда оставилъ: Онъ премудрой хитростію отвратилъ іудеевъ отъ жертвоприношеній, повелѣвъ совершать ихъ только въ одномъ городѣ. Когда, по прошествіи нѣкотораго времени, послѣ многихъ знаменій и чудесъ, іудеи, хотя и несовершенно, начали постигать истиннаго Бога, тогда Господь Богъ запретилъ имъ жертвоприношенія животныхъ, игру на арфахъ и пѣніе и сказалъ черезъ пророка: Удали отъ Меня шумъ пѣсней твоихъ, ибо звуковъ гуслей твоихъ Я не буду слушать (Амос. 5, 23). И еще сказалъ Господь: Ибо отцамъ вашимъ Я не говорилъ и не давалъ имъ заповѣди... о всесожженіи и жертвѣ (Іер. 7, 22). И еще: Жертвы и приношенія Ты не восхотѣлъ (Псал. 39, 7). И еще: Не пріиму тельца изъ дома твоего, ни козловъ изъ дворовъ твоихъ (Псал. 49, 9).

Теперь понятно, что Богъ не требовалъ жертвоприношеній и музыки, повелѣвъ іудеямъ приносить жертвы и играть на арфахъ, но Онъ снизошелъ къ ихъ слабости, жестокосердію и непокорности. Поэтому Господь въ одно время повелѣваетъ, въ другое — запрещаетъ, и иногда любитъ, иногда же — ненавидитъ.

Много подобныхъ мнимыхъ противорѣчій можно найти въ Священномъ Писаніи.

Соломонъ говоритъ: Нѣтъ у человѣка преимущества передъ скотомъ... Все идетъ въ одно мѣсто: все произошло изъ праха и все возвратится въ прахъ (Еккл. 3, 19-20). Далѣе онъ же говоритъ: Таково преимущество мудраго передъ глупымъ (см. Еккл. 6, 8). Ранѣе сказавъ: Нѣтъ у человѣка преимущества передъ скотомъ, далѣе Соломонъ говоритъ, что не только передъ скотомъ, но и передъ грѣшнымъ праведный имѣетъ преимущество. Соломонъ говоритъ о грѣшникахъ: Все, что можетъ рука твоя дѣлать, по силамъ дѣлай; потому что въ могилѣ, куда ты пойдешь, нѣтъ ни работы, ни размышленія, ни знанія, ни мудрости (Еккл. 9, 10). А о праведникахъ онъ говоритъ: Души праведныхъ въ рукѣ Божіей, и мученіе не коснется ихъ (Прем. 3, 1). И еще: Праведники живутъ во вѣки; награда ихъ — въ Господѣ... Посему они получатъ царство славы и вѣнецъ красоты отъ руки Господа (Прем. 5, 15-16). И еще: Онъ причисленъ къ сынамъ Божіимъ и жребій его — со святыми (Прем. 5, 5). И далѣе Соломонъ ясно показываетъ, что не одинаковъ конецъ не только у человѣка со скотомъ, но и у праведниковъ съ грѣшниками: животныя послѣ смерти не живутъ и не сходятъ въ адъ, души грѣшныхъ людей послѣ смерти живутъ и изъ-за своихъ нечестивыхъ дѣлъ попадаютъ въ адъ, души праведныхъ — въ рукѣ Божіей; праведники получатъ царство славы и вѣнецъ красоты отъ руки Господа; кромѣ этого, есть и другія различія между человѣкомъ и скотомъ. Чтобы показать слабость и ничтожество грѣшника, Соломонъ говоритъ: Нѣтъ у человѣка преимущества передъ скотомъ. Когда же Соломонъ хочетъ показать славу и величіе праведнаго человѣка, тогда онъ говоритъ: Праведники живутъ во вѣки... Посему они получатъ царство славы и вѣнецъ красоты отъ руки Господа. И еще: Они причислены къ сынамъ Божіимъ и жребій ихъ — со святыми.

Есть у Соломона такія слова: Веселись, юноша, въ юности твоей (Еккл. 11, 9), — а немного дальше онъ говоритъ: Дѣтство и юность — суета (Еккл. 11, 10). Соломонъ сказалъ: Вотъ еще, что я нашелъ добраго и пріятнаго: ѣсть и пить (Еккл. 5, 17), — а немного дальше онъ будто бы противорѣчитъ самъ себѣ: Лучше ходить въ домъ плача объ умершемъ, нежели ходить въ домъ пира (Еккл. 7, 2). Слова: Веселись, юноша, въ юности твоей, — сказаны царемъ Соломономъ въ сердечномъ весельѣ. Когда же онъ говоритъ: Дѣтство и юность — суета, — то осуждаетъ плотскія желанія дѣтства и юности. Слова: Вотъ еще, что я нашелъ добраго и пріятнаго: ѣсть и пить, — сказаны царемъ Соломономъ въ печали, ибо вино веселитъ сердце человѣка... и хлѣбъ укрѣпляетъ сердце человѣка (Псал. 103, 15). Когда же онъ говоритъ: Лучше ходить въ домъ плача объ умершемъ, нежели ходить въ домъ пира, — то открываетъ духовную истину, поскольку въ домѣ плача у человѣка пробуждается память о смерти.

Въ Священномъ Писаніи многократно идетъ рѣчь объ однихъ и тѣхъ же предметахъ, но сказанное имѣетъ разный смыслъ, поскольку сказано въ разное время, разными людьми и при различныхъ обстоятельствахъ: одно говорится въ недоумѣніи, какъ вопросъ, другое — какъ отвѣтъ, что-то сказано изъ-за плотскаго желанія [5], иное — въ печали, иное — въ радости. Все это есть въ Священномъ Писаніи: сказанное разными людьми въ разное время объ одномъ и томъ же предметѣ имѣетъ различный смыслъ.

Подобныя мнимыя противорѣчія можно найти не только въ Ветхомъ, но и въ Новомъ Завѣтѣ: объ одномъ и томъ же говорится то такъ, то иначе. Такъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ въ Евангеліи говоритъ: Отецъ и не судитъ никого, но весь судъ отдалъ Сыну (Іоан. 5, 22), и потомъ Онъ же говоритъ: Я не сужу никого (Іоан. 8, 15). И еще говоритъ: Если Я и Самъ о Себѣ свидѣтельствую, свидѣтельство Мое истинно (Іоан. 8, 14), — и Онъ же говоритъ: Если Я свидѣтельствую Самъ о Себѣ, то свидѣтельство Мое не есть истинно (Іоан. 5, 31).

Многимъ эти слова кажутся противорѣчивыми и несогласными другъ съ другомъ: вѣдь сначала Христосъ называетъ Себя Судіей, а послѣ говоритъ: Я не сужу никого; и еще Господь говоритъ: Свидѣтельство Мое истинно, а въ другомъ мѣстѣ: Свидѣтельство Мое не есть истинно. Однако эти слова не противорѣчатъ другъ другу, но согласуются. Слово Божіе не мѣняется, не противорѣчитъ, не расходится съ самимъ собой; такъ и приведенныя выше слова Господа нашего Іисуса Христа, сказанныя Имъ въ Святомъ Евангеліи.

Когда Онъ говоритъ: Отецъ и не судитъ никого, но весь судъ отдалъ Сыну, то этимъ Онъ показываетъ намъ Свою власть и величіе, ибо воистину Онъ есть Судія живыхъ и мертвыхъ, по свидѣтельству пророка Исаіи: Младенецъ родился намъ, Сынъ, и данъ намъ; владычество Его на раменахъ Его, и нарекутъ имя Ему: Великаго Совѣта Ангелъ... Богъ крѣпкій, Властелинъ, Князь міра (Ис. 9, 6). Если Онъ Богъ крѣпкій, Властелинъ, Князь міра, то Онъ — Судія живыхъ и мертвыхъ. Приведенныя выше слова сказаны Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ о Своемъ второмъ пришествіи, когда Онъ будетъ судить живыхъ и мертвыхъ. Когда же читаешь Его слова: Я не сужу никого, — то знай, что здѣсь Онъ говоритъ о Своемъ первомъ пришествіи, о которомъ Онъ сказалъ: Я пришелъ не судить міръ, но спасти міръ (Іоан. 12, 47).

Господь говоритъ: Если Я и Самъ о Себѣ свидѣтельствую, свидѣтельство Мое истинно, ибо свидѣтельствуетъ о Мнѣ Отецъ, пославшій Меня (Іоан. 8, 18): и Самъ, и черезъ пророковъ. Самъ Богъ Отецъ свидѣтельствуетъ о Сынѣ на Іорданѣ и на Ѳаворской горѣ, говоря: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный... Его слушайте (Матѳ. 3, 17; 17, 5); свидѣтельствуютъ о Сынѣ Божьемъ также и неизреченныя знаменія и чудеса, явленныя при Рождествѣ и при Распятіи Господа Іисуса Христа; поэтому истинно свидѣтельство Сына Божьяго о Себѣ.

Однако Господь Іисусъ Христосъ сказалъ: Если Я свидѣтельствую Самъ о Себѣ, то свидѣтельство Мое не есть истинно. Если это такъ, то почему Онъ многократно говорилъ: Я свѣтъ и жизнь (ср. Іоан. 8, 12; 14, 6)? Почему Онъ сказалъ самарянкѣ и слѣпому: Я Христосъ (ср. Іоан. 4, 26; 9, 37)? Почему Онъ много разъ называлъ Себя Богомъ, равнымъ Отцу, говоря: Я и Отецъ — одно (Іоан. 10, 30), — и еще: Все, что имѣетъ Отецъ, есть Мое (Іоан. 16, 15)? Какъ соединить все сказанное со словами: «Если Я свидѣтельствую Самъ о Себѣ, то свидѣтельство Мое не есть истинно»? Если Его свидѣтельство не истинно, то какая можетъ быть у насъ надежда на спасеніе?

Господь Іисусъ Христосъ сказалъ это изъ-за іудеевъ, хотѣвшихъ такъ обличить Его: «Ты свидѣтельствуешь Самъ о Себѣ, но никто, свидѣтельствующій самъ о себѣ, не достоинъ вѣры» (см. Іоан. 8, 13). Возражая имъ, Господь говоритъ: «Если, по вашему мнѣнію, Я не достоинъ вѣры, поскольку Я Самъ о Себѣ свидѣтельствую, то есть другой человѣкъ, свидѣтельствующій обо Мнѣ, — Предтеча»(см. Іоан. 5, 32-33). Вѣдь жиды посылали спросить Предтечу о Христѣ, и Іоаннъ отвѣчалъ имъ: Я видѣлъ и засвидѣтельствовалъ, что Сей есть Сынъ Божій (Іоан. 1, 34). И еще сказалъ Іоаннъ: Вѣрующій въ Сына имѣетъ жизнь вѣчную, а не вѣрующій въ Сына не увидитъ жизни (Іоан. 3, 36). Много другихъ свидѣтельствъ о Христѣ далъ Предтеча пришедшимъ къ нему іудеямъ. Поэтому сказалъ имъ Христосъ: «Вотъ, вы послали спросить Іоанна обо Мнѣ, ибо вы вѣрите ему и слушаете его болѣе, нежели Меня. Поэтому говорю вамъ по вашимъ мыслямъ: если Мое свидѣтельство не истинно, тогда устыдитесь свидѣтельства Предтечи, къ которому вы сами послали, считая его достойнымъ вѣры, ибо вы всѣ свидѣтельствуете о немъ, что онъ — истиненъ. Я имѣю трехъ свидѣтелей: Моего Отца, Мои дѣла и Іоанна — всѣ они свидѣтельствуютъ обо Мнѣ».

Многаго подобнаго этому есть въ Святомъ Евангеліи, что кажется противорѣчивымъ, но въ дѣйствительности согласуется другъ съ другомъ.

И въ писаніяхъ апостоловъ можно найти такія же мнимыя противорѣчія.

Первоверховный апостолъ Петръ говоритъ: Истинно познаю, что Богъ нелицепріятенъ, но во всякомъ народѣ боящійся Его и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему (Дѣян. 10, 34-35). Также великій апостолъ Павелъ говоритъ похожее: Слава и честь и миръ всякому, дѣлающему доброе, во-первыхъ, Іудею, потомъ и Еллину! (Рим. 2, 10) Многіе удивляются противорѣчію между словами и жизнью апостоловъ: почему апостолы, которые сами отступили отъ іудейской вѣры и разоблачили эллинскую, устроили христіанскую Церковь и показали примѣръ истинно христіанской жизни, претерпѣли многія страданія и лишенія безъ счета, а въ концѣ и кровь свою пролили и души свои положили за то, чтобы привести іудеевъ и эллиновъ къ Христу, чтобы упразднить іудейскую вѣру и язычество, — почему они говорятъ: Во всякомъ народѣ боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему, — и: Слава и честь и миръ всякому, дѣлающему доброе, во-первыхъ, Іудею, потомъ и Еллину?

Если это истинно, то почему божественный Петръ говоритъ: Нѣтъ ни въ комъ иномъ спасенія, ибо нѣтъ другого имени подъ небомъ... которымъ надлежало бы намъ спастись (Дѣян. 4, 11-12), кромѣ имени Господа нашего Іисуса Христа? О Немъ всѣ пророки свидѣтельствуютъ, что всякій вѣрующій въ Него получитъ прощеніе грѣховъ именемъ Его (Дѣян. 10, 43). А въ другомъ мѣстѣ апостолъ Петръ говоритъ будто бы противоположное этому: Во всякомъ народѣ боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему. Какъ примирить и согласовать эти слова? Сначала апостолъ сказалъ: Нѣтъ ни въ комъ иномъ спасенія, — и: Нѣтъ другого имени подъ небомъ... которымъ надлежало бы намъ спастись, — а послѣ: Во всякомъ народѣ боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему. Если во всякомъ народѣ боящійся Бога... пріятенъ Ему, то почему Петръ не оставилъ Корнилія и его близкихъ пребывать въ ихъ прежней вѣрѣ, хотя они боялись Бога и совершали добрыя дѣла больше всѣхъ, — но повелѣлъ имъ креститься во имя Христа? Если бы во всякомъ народѣ боящійся Бога и поступающій по правдѣ Его пріятенъ былъ Ему, то почему Господь нашъ Іисусъ Христосъ сказалъ Своимъ святымъ ученикамъ: Идите, проповѣдуйте Евангеліе всѣмъ народамъ, крестя ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча ихъ соблюдать все, что Я повелѣлъ вамъ (ср. Матѳ. 28, 19-20)? И еще сказалъ Господь Іисусъ Христосъ: Кто будетъ вѣровать и креститься, спасенъ будетъ; а кто не будетъ вѣровать, осужденъ будетъ (Марк. 16, 16). Запомни слова Господа: Кто будетъ вѣровать и креститься, спасенъ будетъ. Господь учитъ апостоловъ не только крестить, но и соблюдать все, что Онъ повелѣлъ имъ. И еще Господь говоритъ: Если кто не родится отъ воды и Духа, не можетъ войти въ Царствіе Божіе (Іоан. 3, 5). Почему, въ такомъ случаѣ, во всякомъ народѣ боящійся Бога пріятенъ Ему? Ни у какихъ народовъ нѣтъ рожденія отъ воды и Духа, но у іудеевъ — обрѣзаніе, у язычниковъ — обѣты идоламъ; почему же во всякомъ народѣ боящійся Бога пріятенъ Ему?

Великій апостолъ Петръ сказалъ: Во всякомъ народѣ боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему о праведникахъ, жившихъ прежде Воплощенія Христа, Его Распятія и Воскресенія, о тѣхъ людяхъ среди іудеевъ или въ другихъ народахъ, кто боялся Бога и поступалъ по правдѣ, кто поклонялся не идоламъ, но истинному Богу, какъ Корнилій и подобные ему. Но послѣ Воплощенія Христа, Его Распятія и Воскресенія нѣтъ другого имени подъ небомъ... которымъ надлежало бы намъ спастись, кромѣ имени Господа нашего Іисуса Христа. Господь говоритъ въ Святомъ Евангеліи, что тотъ, кто не родится отъ воды и Духа во имя Отца и Сына и Святаго Духа, не можетъ спастись, даже если будетъ праведнѣе всѣхъ людей. Это засвидѣтельствовалъ и апостолъ Петръ, крестивъ праведнаго Корнилія, о которомъ Богъ объявилъ апостолу. Какъ мы сказали, апостолъ Петръ говорилъ о праведникахъ, жившихъ прежде Воплощенія, Распятія и Воскресенія Христа. Поскольку іудеи запрещали апостоламъ крестить необрѣзанныхъ, Петръ, просвѣщенный видѣніемъ полотна, сходящаго съ неба (Дѣян. 10, 9-17), сказалъ, что боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Ему, — но до Воплощенія Христа человѣкъ былъ пріятенъ Ему благодаря страху Божьему и праведной жизни, теперь же всякій боящійся Бога и поступающій по правдѣ пріятенъ Богу лишь послѣ крещенія.

Пусть насъ спросятъ: будетъ ли принятъ къ крещенію человѣкъ, не имѣющій страха Божьяго и не поступающій по правдѣ? Отвѣтимъ: невозможно принять крещеніе человѣку, не имѣющему страха Божьяго и не поступающему по правдѣ. Но если кто-либо, не имѣя страха Божьяго и не поступая по правдѣ, только даетъ обѣтъ принять крещеніе, то онъ уже и страхъ Божій имѣетъ и поступаетъ по правдѣ, ибо онъ отрекается отъ сатаны и всѣхъ дѣлъ его, соединяется съ Христомъ и всѣми святыми Его и начинаетъ бояться Бога и поступать по правдѣ. Поэтому первоверховный апостолъ Петръ говоритъ, что всякій человѣкъ, боящійся Бога и поступающій по правдѣ, пріятенъ Ему. Теперь Богу пріятны люди изъ-за ихъ крещенія и стремленія къ добрымъ дѣламъ, до воплощенія Христа Богу были пріятны праведники изъ-за страха Божьяго и ихъ праведной жизни.

Подобное этому говоритъ и великій апостолъ Павелъ: Слава и честь и миръ всякому, дѣлающему доброе, во-первыхъ, Іудею, потомъ и Еллину! (Рим. 2, 10). Апостолъ сказалъ это также о праведникахъ, жившихъ до воплощенія Христа и совершавшихъ тогда добрыя дѣла. Теперь, послѣ воплощенія Христа, слѣдуетъ сказать по-другому: слава, честь и миръ іудею, и эллину и всякому человѣку, дѣлающему добро и вѣрующему во Христа, принявшему печать Его крещенія. Это подтверждается словами того же блаженнаго Павла: Всѣ вы, во Христа крестившіеся, во Христа облеклись. Нѣтъ уже іудея, ни язычника... ибо всѣ вы одно во Христѣ Іисусѣ (Гал. 3, 27-28). И еще онъ говоритъ: Ибо, хотя и есть... много боговъ и господъ много, — но у насъ одинъ Богъ Отецъ, изъ Котораго все, и мы для Него, и одинъ Господь Іисусъ Христосъ, Которымъ все, и мы Имъ (1 Кор. 8, 5-6). На тѣхъ, кто вѣруетъ въ это — миръ и милость. О тѣхъ, кто исповѣдуетъ противное этому, апостолъ говоритъ: Но если бы даже мы или Ангелъ съ неба сталъ благовѣствовать вамъ не то, что мы благовѣствовали вамъ, да будетъ анаѳема (Гал. 1, 8). Іудеи и язычники и на словахъ и въ дѣлахъ противятся этому ученію: они безчестятъ Крестъ Христовъ и въ Воскресеніе Его не вѣрятъ, почему же слава и честь и миръ всякому, дѣлающему доброе, во-первыхъ, Іудею, потомъ и Еллину? Объ эллинахъ апостолъ Павелъ сказалъ: Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители... Царства Божія не наслѣдуютъ (1 Кор. 6, 9-10). И объ іудеяхъ онъ говоритъ: Дѣлами закона не оправдается... никакая плоть (Рим. 3, 20), — но только черезъ вѣру въ Іисуса Христа (Рим. 3, 22). Христосъ искупилъ насъ отъ клятвы закона (Гал. 3, 13); Если закономъ оправданіе, то Христосъ напрасно умеръ (Гал. 2, 21). И еще: Стойте въ свободѣ... и не подвергайтесь опять игу рабства. Вотъ я, Павелъ, говорю вамъ: если вы обрѣзываетесь, не будетъ вамъ никакой пользы отъ Христа (Гал. 5, 1-2). Сначала апостолъ возгласилъ: Слава и честь и миръ всякому, дѣлающему доброе, во-первыхъ, Іудею, потомъ и Еллину. Почему онъ, въ такомъ случаѣ, предалъ сатанѣ Александра и Именея (1 Тим. 1, 20), отступившихъ отъ вѣры въ Христа, почему ослѣпилъ Елиму, хотѣвшаго отвратить проконсула отъ вѣры (Дѣян. 13, 8-12)? Очевидно, что апостолъ Павелъ сказалъ эти слова о праведникахъ, жившихъ до Воплощенія Христа, о тѣхъ, кто боялся Бога и поступалъ по правдѣ, не поклонялся идоламъ. О нихъ же и еще сказалъ Павелъ: Когда язычники, не имѣющіе закона, по природѣ законное дѣлаютъ... они показываютъ, что дѣло закона у нихъ написано въ сердцахъ (Рим. 2, 14-15).

Мы немного написали на эту тему, но и этого немногаго намъ достаточно, чтобы увидѣть: тѣ, кто невѣрно понимаетъ и неправильно читаетъ Священное Писаніе, считаютъ, что они нашли въ Немъ много противорѣчій, — тѣ же, кто правильно и со вниманіемъ изслѣдуетъ Писаніе, понимаютъ, что всѣ книги Ветхаго и Новаго Завѣтовъ согласуются и не противорѣчатъ другъ другу.

Теперь докажемъ, что сказанное святыми божественными нашими отцами о Святой и Животворящей Троицѣ не противорѣчитъ другъ другу.

Нѣкоторые изъ святыхъ отцевъ иногда говорятъ, что Авраамъ принялъ Святую Троицу [6], иногда же — что принялъ Бога съ двумя ангелами.

Напримѣръ, мудрый Іоаннъ Златоустъ писалъ о томъ, что Авраамъ, имѣя ко всѣмъ людямъ сильную любовь, сподобился принять въ своемъ шатрѣ Святую Троицу, омылъ Ея ноги, закололъ теленка и приготовилъ обѣдъ. Въ другомъ мѣстѣ онъ же пишетъ, что Авраамъ, любя странниковъ, принялъ у себя въ шатрѣ Бога съ ангелами. И еще онъ же пишетъ: патріархъ Авраамъ, сидя передъ входомъ въ шатеръ, приглашалъ къ себѣ прохожихъ и, какъ рыбакъ, который закинулъ въ морѣ сѣть, чтобы вытащить рыбу, и вмѣсто рыбы вынулъ золото и жемчугъ, — такъ и Авраамъ, приглашая къ себѣ людей, залучилъ ангеловъ. Смотри, что пишетъ этотъ великій равноапостольный мужъ: иногда онъ пишетъ, что Авраамъ принялъ Святую Троицу, иногда — что принялъ Бога съ двумя ангелами, иногда же — что Авраамъ принялъ у себя ангеловъ.

Подобно этому пишетъ и святой Іоаннъ Дамаскинъ: какъ Святая и Единосущная Троица, не видимая тѣлесными глазами, благоизволила ѣсть въ шатрѣ Авраама? И еще онъ же пишетъ: Авраамъ, любя нищихъ, сподобился принять у себя Бога съ двумя ангелами.

Святой Андрей Критскій утверждаетъ: у дубравы Мамре патріархъ угощалъ ангеловъ.

Святой Іосифъ Пѣснописецъ пишетъ: блаженный Авраамъ, ты видѣлъ Святую Троицу, насколько это возможно для людей, и потчевалъ Ее, какъ близкій другъ.

Многократно въ Священномъ Писаніи упоминается это событіе, иногда о немъ говорится такъ, что Авраамъ принялъ у себя Бога съ двумя ангелами, иногда — что принялъ онъ Святую Троицу, иногда же — что принялъ трехъ ангеловъ.

Не понимающіе скрытаго смысла Священнаго Писанія говорятъ, будто Писаніе само въ себѣ не согласуется и будто оно противорѣчиво. Этого не можетъ быть и никогда не будетъ: Писаніе во всемъ имѣетъ единую мысль и единый смыслъ. Когда говорится, что Авраамъ принялъ Святую Троицу, то это истинно и вполнѣ справедливо, о чемъ мы много говорили въ началѣ этого слова. Когда говорятъ, что Авраамъ принялъ у себя Бога съ двумя ангелами, или что Авраамъ принялъ ангеловъ — и это также сказано вполнѣ истинно и справедливо, но это сказано въ премудрости и заключаетъ въ себѣ тайну, по словамъ Писанія: Тайна Моя — Мнѣ и Моимъ: вѣдь святые — свои для Бога (ср. Кол. 1, 26). Поэтому святые божественные отцы не отъ себя писали, но заимствуя изъ Священнаго Писанія, ибо Писаніе называетъ Бога иногда Ангеломъ, иногда — Человѣкомъ.

Пророкъ Исаія говоритъ: Младенецъ родился намъ, Сынъ, и данъ намъ (Ис. 9, 6); Онъ будетъ питаться масломъ и медомъ (см. Ис. 7, 15); И нарекутъ имя Ему: Великаго Совѣта Ангелъ (Ис. 9, 6). Такимъ образомъ, пророкъ называетъ Сына Божьяго Ангеломъ. Когда пророкъ говоритъ: И нарекутъ имя Ему Еммануилъ, что значитъ: съ нами Богъ (Ис. 7, 14; Матѳ. 1, 23), то этимъ онъ показываетъ, что Іисусъ Христосъ — воистину Богъ. Итакъ, пророкъ называетъ Сына Божьяго и Человѣкомъ, и Ангеломъ, и Богомъ.

Святые отцы доподлинно знали, что у Отца, Сына и Святаго Духа одно Существо и одно Естество, поэтому они называли Бога и Ангеломъ, и Человѣкомъ и поэтому они иногда пишутъ, что Авраамъ принялъ Бога съ двумя ангелами, иногда — что патріархъ угощалъ ангеловъ, иногда же пишутъ, что Авраамъ принималъ у себя Святую Троицу.

И не только пророки называютъ Всевышняго то Богомъ, то Ангеломъ, а иногда — Человѣкомъ, но и Самъ Богъ многократно называлъ Себя въ Писаніи и Ангеломъ, и Человѣкомъ, какъ свидѣтельствуетъ книга Бытія: Ангелъ Господень воззвалъ къ нему съ неба и сказалъ: ...не поднимай руки твоей на отрока... ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога (Быт. 22, 11-12). Вотъ видишь, Господь назвалъ Себя Ангеломъ! Когда же Онъ сказалъ: Не пожалѣлъ сына твоего... для Меня (Быт. 22, 12), — то явилъ Себя Богомъ. И еще говоритъ Писаніе: Явился Іакову Ангелъ Божій и сказалъ: Іаковъ! Я вижу все, что Лаванъ дѣлаетъ съ тобою; Я Богъ твой (ср. Быт. 31, 11-13). Вдумайся въ написанное: Я Богъ твой. Ангелы — созданія Бога, но не Богъ, поэтому ангелъ не можетъ самъ себя назвать Богомъ. Ибо ангелы знаютъ, что тотъ, кто раньше назывался Денницей благодаря своей свѣтлости, только возжелалъ уподобиться Вышнему — и сталъ вѣчной тьмой изъ-за своей гордости. И Адамъ тогда былъ осужденъ на смерть, когда поддался наущенію змѣя, сказавшаго: Вы будете, какъ боги (Быт. 3, 5). Развѣ можетъ ангелъ назваться Богомъ? Немного далѣе въ книгѣ Бытія сказано: И остался Іаковъ одинъ. И боролся Мужъ съ нимъ до появленія зари... И нарекъ Іаковъ имя мѣсту тому: Образъ Бога; ибо, говорилъ онъ, я видѣлъ Ангела лицемъ къ лицу и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда отошелъ Образъ Бога (см. Быт. 32, 24. 30-31) [7]. Вначалѣ сказано: И боролся Мужъ съ нимъ, — рѣчь идетъ о томъ, что Богъ явился Іакову въ человѣческомъ образѣ. Когда Іаковъ говоритъ: Я видѣлъ Ангела лицемъ къ лицу, — то онъ свидѣтельствуетъ о явленіи Бога въ образѣ Ангела. Когда же говорится: И взошло солнце, когда отошелъ Образъ Бога, то этимъ свидѣтельствуется, что никто иной, но Самъ Богъ явился Іакову. И въ Писаніи многократно говорится о томъ, что Іаковъ боролся съ Богомъ. Итакъ, Богъ являлся и въ образѣ Человѣка, и въ образѣ Ангела!

Въ книгѣ Судей сказано: Явился Ангелъ Господень женѣ Маноя и сказалъ ей: вотъ, ты неплодна и не рождаешь; но зачнешь и родишь сына... Жена пришла и сказала мужу своему... Маной помолился Господу, чтобы вновь тотъ человѣкъ пришелъ къ нему. И пришелъ къ нему... Маной хотѣлъ, чтобы тотъ поѣлъ хлѣба, пошелъ заколоть для него козленка, — ибо считалъ того простымъ человѣкомъ, — Ангелъ же сказалъ ему: Я не буду ѣсть хлѣба твоего. Я есмь хлѣбъ жизни (ср. Суд. 13, 3. 6. 8-9. 15-16) [8]. Что можетъ быть правдивѣе этого свидѣтельства? Въ Евангеліи Сынъ Божій говоритъ о Себѣ: Я есмь хлѣбъ жизни (Іоан. 6, 35). Здѣсь мнимый ангелъ, а въ дѣйствительности — Сынъ Божій, также говоритъ: Я есмь хлѣбъ жизни. Далѣе въ Писаніи говорится: сказалъ Маной женѣ своей: О, жена, вѣрно мы умремъ, ибо видѣли мы Бога (Суд. 13, 22). И въ этомъ случаѣ Богъ явился сначала въ образѣ Человѣка, затѣмъ — въ образѣ Ангела.

И много другихъ подобныхъ мѣстъ можно найти въ Божественномъ Писаніи, свидѣтельствующихъ, что Богъ можетъ становиться Ангеломъ и называться Человѣкомъ.

Поэтому святые отцы наши и учители поступаютъ хорошо и справедливо, когда пишутъ по-разному: иногда — о томъ, что Авраамъ сподобился принять Святую Троицу въ свой шатеръ, иногда же — что Авраамъ принялъ Бога съ двумя ангелами, а иногда — что патріархъ угощалъ ангеловъ; и все это истинно. Если бы въ дѣйствительности было иначе, развѣ осмѣлились бы святые отцы, знавшіе Божественныя тайны, противорѣчить Священному Писанію? Вѣдь въ Писаніи сказано: явился Аврааму Богъ, а они иногда пишутъ, что явились Аврааму ангелы, иногда — что явился Аврааму Богъ съ двумя ангелами, иногда же — что явилась Аврааму Святая Троица. Изъ этого ясно, что Богъ и въ образѣ Ангела показывается, и въ образѣ Человѣка является. Ангелъ же не можетъ назвать себя Богомъ.

Не удивляйся тому, что Самъ Богъ принимаетъ то видъ Человѣка, то образъ Ангела и является благимъ и праведнымъ людямъ. Не только благимъ и праведнымъ, но и грѣшнымъ и нечестивымъ Онъ многократно являлся, какъ свидѣтельствуетъ книга Бытія: Пришелъ Богъ къ Авимелеху ночью во снѣ и сказалъ ему: вотъ, ты умрешь за женщину, которую ты взялъ... теперь же возврати жену мужу, ибо онъ пророкъ и помолится о тебѣ, и ты будешь живъ (Быт. 20, 3. 7). И еще сказано въ Писаніи: И пришелъ Богъ къ Лавану Арамеянину ночью во снѣ и сказалъ ему: берегись, не говори Іакову ни добраго, ни худого (Быт. 31, 24). И въ книгѣ Исходъ сказано: И пришелъ Богъ къ Валааму ночью и сказалъ ему: ...встань, иди съ этими людьми; но только дѣлай то, что Я буду говорить тебѣ (см. Числ. 22, 20). И много подобныхъ случаевъ приводится въ Божественномъ Писаніи. Если Богъ являлся грѣшнымъ и нечестивымъ, то развѣ удивительно, что Онъ являлся также святымъ и праведнымъ людямъ! Вѣдь Онъ — Владыка и Промыслитель всего, Вездѣсущій и все наполняющій!

Не думай, что все это сказано по необходимости, а не воистину, вѣдь Богъ не только праведникамъ и грѣшникамъ многократно являлся, но и въ терновый кустъ, и въ облако, и въ вихрь, и въ дымъ входилъ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ Моисей въ своей молитвѣ: уже не являйся намъ, о Щедрый, въ громѣ каменьевъ и въ звукахъ трубы, но вселись въ нашу утробу и омой наши грѣхи (ср. Исх. 20, 18; 34, 9).

Но тотъ, кто, мудрствуя, ищетъ противорѣчій, скажетъ: если это правильно, то вообще не бываетъ явленія ангеловъ, но Самъ Богъ всегда принимаетъ образъ Ангела или Человѣка и такъ является.

Послушай же со вниманіемъ. Когда Богъ является кому-либо или въ человѣческомъ, или въ ангельскомъ образѣ, то Писаніе прямо говоритъ о томъ, что Богъ явился въ видѣ Ангела или въ видѣ Человѣка, — но при этомъ Писаніе не называетъ Его Ангеломъ. Когда же ангелъ является, а не Богъ, въ этомъ случаѣ Писаніе не называетъ его Богомъ, но ангеломъ, какъ свидѣтельствуетъ книга Бытія: Увидѣлъ Іаковъ во снѣ: вотъ, лѣстница... и вотъ, ангелы Божіи восходятъ и нисходятъ по ней. И вотъ, Господь стоитъ на ней (ср. Быт. 28, 12-13). Здѣсь ангелы не называются Господомъ. Когда Валаамъ видѣлъ Бога въ своемъ домѣ, Писаніе не назвало Бога Ангеломъ; когда же Валаамъ увидѣлъ ангела на своемъ пути, то не назвалъ ангела Богомъ, но ангеломъ (Числ. гл. 22). Іисусъ Навинъ, увидѣвъ ангела Божьяго, не назвалъ его Богомъ (Нав. гл. 5); пророка Аввакума ангелъ, а не Богъ перенесъ въ Вавилонъ (Дан. гл. 14); ангелъ истребилъ 185 тысячъ ассиріянъ (4 Цар. 19, 35; Ис. 37, 36), о тѣлѣ Моисея говорилъ архангелъ Михаилъ (Іуд. 1, 9) [9] — и не назывались они Богомъ; Даніилъ видѣлъ архангела Гавріила и также не назвалъ Его Богомъ (Дан. 8, 15-18; 9, 21-22; 10, 4-19). И такихъ мѣстъ много въ Писаніи.

Святые Божіи люди, угодившіе Богу въ Ветхомъ и въ Новомъ Завѣтѣ, просвѣщенные Святымъ Духомъ, сподобились многихъ неописуемыхъ видѣній. Но они не видѣли самой Божественной сущности и предметовъ незримыхъ: Богъ изъявлялъ Свою волю въ опредѣленныхъ образахъ, уподобленіяхъ и притчахъ, зависящихъ отъ обстоятельствъ. Ибо Богъ не является людямъ Такимъ, Каковъ Онъ есть, но Такимъ, Какимъ Его можетъ увидѣть человѣкъ. Поэтому Онъ иногда являлся старымъ, иногда — молодымъ, иногда — въ огнѣ, иногда — въ холодѣ, иногда — въ вихрѣ, иногда — вооруженнымъ, не мѣняя при этомъ Своего существа, но приспосабливая Свой обликъ къ способностямъ видящихъ Его и къ цѣли Своего откровенія. Ангелъ же, хотя и является въ различныхъ образахъ, въ зависимости отъ Божественнаго повелѣнія и отъ обстоятельствъ, но назваться Богомъ не можетъ. Ты же, читатель, когда слышишь, что явленія Бога многообразны, не думай, что Существо Бога многообразно: Богъ безплотенъ и неописуемъ, Онъ является въ различныхъ образахъ по необходимости. Человѣкъ же не можетъ увидѣть не только Существо Бога, но и истинный видъ ангела.

И довольно объ этомъ.

Скажемъ далѣе о томъ, почему святые и божественные отцы заповѣдали намъ изображать на святыхъ иконахъ явленіе Святой Троицы въ образахъ Бога, царя и ангела, хотя въ Писаніи сказано, что Святая Троица явилась Аврааму въ образѣ людей.

Святые отцы такъ заповѣдали, потому что хотѣли этимъ Божественнымъ изображеніемъ умножить честь и славу, воздаваемую Святой Троицѣ. Сидѣніе на престолѣ объявляетъ царственное достоинство, господство и власть Святой Троицы; круглые вѣнцы изображаются на священныхъ главахъ Святой Троицы, потому что кругъ — это образъ Бога, Первопричины всего: какъ кругъ не имѣетъ ни начала, ни конца, такъ и Богъ безначаленъ и безконеченъ. Крылья изображаются на иконѣ для того, чтобы показать, что Святая Троица пребываетъ на Небѣ, тамъ вольно передвигается, возводитъ къ Небу, не имѣетъ въ Себѣ тяжести и не причастна ничему земному. Скипетры въ рукахъ у Святой Троицы свидѣтельствуютъ о Ея власти, самодержавіи и могуществѣ. Вотъ какой смыслъ имѣетъ изображеніе Святой Троицы съ атрибутами Бога, царя и ангела.

Все, что говорится о Богѣ, и всѣ изображенія Бога не могутъ вполнѣ передать силы и величія Господа, но приспосабливаются или къ слабости человѣческаго воспріятія, или къ обстоятельствамъ явленія Бога. Сподобившіеся видѣнія Бога не размышляли дотошно надъ таинствомъ, но вѣровали со страхомъ и трепетомъ.

И мы также вѣруемъ и исповѣдуемъ устами и сердцемъ, умомъ и на словахъ, что воистину Авраамъ видѣлъ Святую, Единосущную, Нераздѣльную и Всемогущую Троицу, мы изображаемъ на святыхъ иконахъ этотъ Божественный и досточтимый образъ Святой Троицы, Неописанной, Неизреченной и Непостижимой по Своему Естеству, и поклоняемся ему. Въ Своемъ милосердіи и безмѣрной милости Святая Троица являлась отцамъ, пророкамъ, патріархамъ и царямъ въ опредѣленныхъ образахъ и подобіяхъ, въ зависимости отъ ихъ возможности вмѣстить видѣніе. И мы сподобились въ наше время изображать и писать Святую Троицу на честныхъ иконахъ Такой, Какой Она въ то время являлась. Благодаря этимъ изображеніямъ на землѣ воспѣвается трисвятая пѣснь Трисвятой, Единосущной и Животворящей Троицѣ; ибо въ безконечномъ желаніи и въ безмѣрной любви мы возносимся духомъ отъ иконы къ Непостижимому Первообразу. Отъ этого вещественнаго изображенія нашъ умъ и мысль воспаряетъ къ Богу и исполняется любви къ Нему. Мы почитаемъ не вещь, но видъ и образъ Божественной красоты, ибо почитаніе иконъ переходитъ на Первообразы. Поэтому не только сейчасъ мы освящаемся и просвѣщаемся Святымъ Духомъ, но и въ будущемъ вѣкѣ мы примемъ великую и неизреченную награду, когда возсіяютъ сильнѣе солнечнаго свѣта тѣла святыхъ, тѣхъ, кто въ иконномъ изображеніи съ любовью цѣлуетъ и почитаетъ Единое существо Бога въ Триобразныхъ Ѵпостасяхъ, кто молится этому истинному Божественному образу Святой и Живоначальной Троицы, кто возсылаетъ Богу нашему благодареніе, вмѣстѣ съ Отцемъ — Сыну и Всесвятому Духу. Ибо Его слава, власть, честь, поклоненіе и великолѣпіе нынѣ, всегда и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Цитируемъ по славянскому тексту псалма; въ Синодальномъ русскомъ переводѣ Библіи это же мѣсто въ цитированіи ап. Павломъ (Евр. 1, 8) совпадаетъ со славянской Библіей; въ самомъ же псалмѣ переводъ даетъ: «вовѣкъ». — Ред.
[2] Въ Синодальномъ переводѣ въ текстѣ псалма — «Твоими», а въ цитированіи ап. Павла — «Своими»; въ славянскомъ текстѣ псалма нѣтъ расхожденія съ цитатой апостола. — Ред.
[3] Въ Синодальномъ переводѣ: «сказали ему», «сказалъ одинъ изъ нихъ»; въ славянской Библіи глаголъ употребляется въ ед. числѣ: «рече», — но въ доступныхъ намъ славянскихъ редакціяхъ Библіи слово «Господь» въ этомъ отрывкѣ отсутствуетъ. — Ред.
[4] Какъ въ русскомъ Синодальномъ переводѣ, такъ и въ доступныхъ намъ славянскихъ редакціяхъ Библіи здѣсь: «племена земныя». — Ред.
[5] Въ рукописи архіеп. Григорія и рукописяхъ Соловецкой библіотеки № 331 и въ № 327 здѣсь добавлено: «что-то — ради истины духовной».
[6] Въ рукописи архіеп. Григорія и рукописяхъ Соловецкой библіотеки № 327 и № 331 здѣсь добавлено: «иногда же — что принялъ трехъ ангеловъ».
[7] Въ большинствѣ славянскихъ редакцій Библіи и въ Синодальномъ русскомъ переводѣ — «Я видѣлъ Бога лицомъ къ лицу»; Ангеломъ называетъ боровшагося съ Іаковомъ прор. Осія (12, 4). Въ Синодальномъ переводѣ: «Боролся Нѣкто съ нимъ».
[8] Въ доступныхъ намъ славянскихъ редакціяхъ Библіи предложеніе «Я есмь хлѣбъ жизни», на которое затѣмъ ссылается преп. Іосифъ, отсутствуетъ. — Ред.
[9] Въ своемъ посланіи ап. Іуда ссылается на широко распространенное въ іудейскомъ устномъ и письменномъ преданіи повѣствованіе о спорѣ архангела Михаила съ діаволомъ, который пытался доказать свою власть надъ тѣломъ Моисея за убійство имъ египтянина. — Редъ.

Печатается по изданію: Преподобный Іосифъ Волоцкій. Просвѣтитель. — М.: Изданіе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1993. — С. 117-144.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0